Адаптивность, креативность, скорость

shutterstock_723587365

Международная торговля сжиженным природным газом насчитывает уже более полувека, но последние годы этот рынок начал становиться по-настоящему глобальным, проходя через глубокую трансформацию всех своих фундаментальных основ. Эксперты Энергетического центра Московской школы управления «Сколково» изучили, как меняется глобальный рынок СПГ и какие последствия ожидают Россию.

Трансформирующийся глобальный рынок СПГ

Мировая индустрия сжиженного природного газа (СПГ) находится в состоянии неопределенности — это ключевое слово, характеризующее сейчас самые различные аспекты этого рынка. Высокая волатильность цен становится уже привычной. Со стороны предложения обсуждается большое количество возможных проектов (в первую очередь в США, Катаре, Австралии и России) на фоне практически полного отсутствия окончательных инвестиционных решений, что может привести к дефициту СПГ после 2023 года. Параллельно готовится много таких решений. Что если все производители примут их одновременно?

Достаточно неопределенностей и со стороны спроса. Китай уже демонстрирует темпы роста спроса на СПГ, опережающие все прогнозы, но сохранится ли эта динамика в дальнейшем? Большие объемы дополнительного спроса ожидаются от новых стран-импортеров, но и здесь есть серьезные риски, усиливающиеся низким кредитным рейтингом этих государств. По нашим подсчетам, к 2030 году мировой спрос на СПГ может находиться в очень широком диапазоне — от 380 (низкий сценарий) до 580 (высокий сценарий) млн тонн в год. В базовом сценарии спрос составит около 470 млн тонн в год. Под давлением усиливающейся конкуренции стремительно меняются правила игры: для того, чтобы адаптироваться к новым условиям, рынок становится более гибким. А изменения контрактов на поставку СПГ идут сразу по четырем направлениям. Первое — сокращение длительности контрактов, второе — снижение объемов контрактов, третье — отмена условия destination clause, запрещающего перепродавать СПГ на других рынках, и, наконец, последнее направление — уход от исключительно нефтяной привязки в пользу смешанного ценообразования с привязкой «газ — газ», которая, в свою очередь, может выражаться в привязке к ценам Henry Hub, европейских бирж и ценовым индикаторам на азиатском рынке СПГ. При этом для того, чтобы выдержать конкурентную борьбу, компании начинают битву за снижение затрат — только производители с наиболее низкими затратами могут чувствовать себя уверенно на этом крайне изменчивом рынке.

1

Равнение на нефть

Рынок СПГ, действительно, становится все более похожим на нефтяной, что стимулирует появление на нем игроков с сильными компетенциями с нефтяного рынка. Так, новые возможности ценового арбитража и дополнительного заработка привлекают внимание к трейдингу СПГ, которым уже стали заниматься самые разнообразные участники газового, а также смежного нефтяного рынка. Компании, работающие на рынке СПГ, пытаются найти иные способы снижения рисков, что ведет к появлению новых бизнес-моделей. Едва ли не главным направлением становится развитие портфельных игроков, выстраивающих гибкие цепочки в глобальном масштабе. Участник рынка с разнообразным портфелем проектов в upstream (добыча) и с возможностями выхода на разные рынки downstream (сбыт) получает не только диверсификацию рисков как предложения, так и спроса, но и возможность оптимизации транспортных затрат в глобальном масштабе. 

Параллельно в условиях борьбы за потребителя трейдеры и производители СПГ начинают инвестировать в downstream-инфраструктуру импортеров СПГ, чтобы создать дополнительный спрос на газ и закрепиться на новых рынках, выстраивая особые отношения с покупателями. Таким образом, рынок СПГ становится все более сложным и гибким, все более похожим на нефтяной. В этих условиях у России, планирующей занять здесь сильные позиции, нет других вариантов, кроме как искать новые возможности для радикального повышения эффективности, сокращать затраты, внедрять новые технологии и оптимизировать логистику, создавать рынки, формируя отношения с импортерами на новом уровне.

Россия поставила задачу войти к 2030–2035 годам в четверку мировых лидеров по производству СПГ, наряду с Катаром (сейчас мощности страны составляют 77 млн тонн, но есть планы их увеличения до 100 млн тонн), Австралией (после запуска всех производств мощности составят около 88 млн тонн) и США (строящиеся производства составляют 66 млн тонн, планируются инвестрешения и по новым заводам).

В России мощности по сжижению к началу 2030-х годов могут составить 60–80 млн тонн, большая часть из них, как ожидается, будет построена в Арктике, на базе месторождений полуостровов Ямал и Гыдан. Для сравнения, действующие и уже строящиеся мощности России по крупнотоннажному сжижению составляют 27,3 млн тонн.

1

Новые вызовы

При этом перед нашей страной возникают и дополнительные вызовы, напрямую не связанные с необходимостью оперативно подстраиваться под меняющуюся мировую конъюнктуру. Важно преодолеть зависимость от западных технологий, создать собственную технологию крупнотоннажного сжижения, а также наладить выпуск хотя бы части необходимого оборудования. Но такие проекты окупятся только в случае эффекта масштаба.

В связи с этим запланированный серьезный рост доли России на мировых рынках СПГ становится не столько амбициозной целью, сколько обязательным условием успеха в этой сфере.

В любом случае ставки очень высоки. Нацелившихся на мировой рынок СПГ много, успеха добьется только тот, кто сможет наиболее эффективно работать и предлагать покупателям самые привлекательные условия. Адаптивность, креативность, скорость — вот залог успеха на этом трансформирующемся рынке.

Автор: Татьяна Митрова

Категория: Статьи

Новости по теме:

Стратегии повышения эффективности госкомпаний

Международный опыт управления предприятиями с государственным участием показывает, что универсальных инструментов повышения эффективности не существует, а слепое копирование лучших практик не гарантирует положительного результата. Свое видение ситуации представил д. э. н., заведующий Отделом экономической теории ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, профессор МГИМО МИД России Сергей Афонцев.

Что покупают на рынке digital-услуг?

Вместе с активным проникновением «цифры» во все сферы растет и сектор digital-услуг. Так, в 2017 году общая стоимость контрактов в этой области на российском рынке увеличилась на 36%. Аналитики ГК АКИГ провели исследование и выяснили, какие направления digital-услуг стали самыми востребованными, какие потеряли популярность, а какие только появились на нашем рынке.