Локализация производства

локализация производства 1

Кому и зачем нужна локализация производства, насколько она полезна и трудна, как эффективно применять ее механизмы на практике? О ключевом элементе международной промышленной кооперации рассуждает заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике Владимир Рудашевский.

Для понимания задач локализации производства (ЛП) следует отличать цели, которые преследует компания-партнер, размещающая производство (экстенсивер), от целей принимающей стороны — реципиента (как правило, официальных властей).

Экстенсивер стремится к расширению рыночных позиций за счет гарантированного сбыта продукции, где не последнюю роль играет географическая приближенность к потребителю и источникам сырья, что снижает транспортные расходы до 25% себестоимости некоторых видов продукции. Реципиент рассчитывает на рост инвестиций и трудовой занятости, дополнительные налоговые поступления, прямой доступ к передовым технологиям, знаниям, опыту корпоративного управления и становления гудвила.

Часто дешевизна рабочей силы реципиента краткосрочна и не может считаться решающим фактором при выборе «производственной площадки». Большего внимания заслуживает кооперация с национальными или региональными экономическими операторами. К примеру, производство автомобильных легкосплавных дисков рядом с литейными заводами «Русала» принесло бы чувствительную выгоду: только одному Volkswagen требуется не менее 10 млн таких дисков. Между тем до 90% дисков сейчас импортируется из Китая. 

Локализовывают производство чаще компании, стремящиеся расширять рынок для своей продукции с оценкой перспектив его развития. Они, как правило, учитывают принципы промышленной политики страны локализации, которые позволяют рассчитывать на меры государственной поддержки национальной экономики или вводить ограничения и даже запреты на импорт тех или иных товаров. Ярким примером такого подхода может служить автопром России, на протяжении длительного времени получающий значительную поддержку государства.

Закон о промышленной политике в РФ предусматривает специальные инвестиционные контракты (СПИК) как один из инструментов поддержки развития промышленности.

Предполагается, что после прекращения действия соглашений о промсборке, благодаря которым автопроизводители получали временные льготы, западные компании смогут рассчитывать на постоянные преференции, заключив специальный инвестконтракт.

локализация производства 2

Например, в Mercedes-Benz уже объявили, что до конца года такой СПИК будет подписан. Компания берет на себя обязательства по локализации, развитию технологий и созданию нового производства. Взамен она получит налоговые льготы, упрощение административных процедур и, что особенно важно, статус российского производителя, следовательно, доступ к госконтрактам.

Другой пример — заключенный на десять лет СПИК с немецко-японским концерном DMG Mori, согласно которому будет налажено производство новейших токарных и фрезерных станков и модернизирован Ульяновский завод. Швейцарская Sika собирается открыть в Подмосковье сразу два предприятия, в дополнение к заводам в Волгограде и Лобне, которые задействованы в строительстве стадиона «Зенит-Арена» и Керченского моста.

Примерно по такому же пути идет и российский фармсектор. Прямой запрет поставок иностранных препаратов, введенный Минздравом РФ в конце 2015 года, подтолкнул все крупные фармацевтические фирмы активизировать свои усилия по ЛП. Правительство разрабатывает меры поддержки локализации фармпроизводств в том числе за счет введения ограничений на госзакупки лекарств. Всего за последние четыре года европейский бизнес создал в России более 200 новых производств.

Еще один тонкий аспект — отличие локализации от экспансии. Расширение экономической деятельности за пределы собственной территории — едва ли не самый распространенный метод обеспечения национальной конкурентоспособности. Локализация производства способствует сохранению экономического суверенитета страны, поскольку развивает собственные производительные силы: технологическую практику, кадровый потенциал, ресурсно-энергетический и экологический факторы.

Кто выбирает локализацию?

Иногда считается, что ЛП необходима лишь для преодоления экспортно-импортных ограничений. Это не совсем верно, хоть и возможно: например, благодаря введению Россией продуктовых контрсанкций в Москве открылся торговый центр одного из известных продовольственных брендов, в котором совмещается собственное производство и продажа гастрономических продуктов.

Кроме того, многочисленные межправительственные комиссии формулируют предложения и проекты по развитию экономического сотрудничества, в том числе локализации производства. Особый интерес представляют европейские страны, участвующие в инициативе «Партнерство для модернизации». К примеру, Российско-Французский совет по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СЭФИК) разработал программу, которая включает 14 проектов в пяти отраслях. Примечательно, что, пожалуй, впервые в документе такого типа предусмотрено прямое использование механизма ЛП, известные российские и французские компании могут расширить номенклатуру уже производимых в России автокомпонентов.

стр 40

Мешают ли санкции локализации производства? Да, и самым непосредственным образом, поскольку они включают прямые запреты на развитие финансовых и торговых связей. Экономические потери от подобных политических решений оцениваются в миллиарды евро. На фоне общеэкономического кризиса подобный «самодельный» ущерб трудно оправдать. Разве мог бы кто-нибудь недавно представить, что именно Россия, унаследовавшая идеологически зашоренную экономическую политику СССР, подвергавшаяся за это беспощадной критике со стороны европейских стран, теперь будет выдвигать им те же обвинения? Для полноты картины санкционного давления на Россию остается только ввести запрет на локализацию производства.

Владимир Рудашевский, заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике, профессор, д. э. н

Для поиска направлений сотрудничества в ЛП можно сравнить структуру импорта России, к примеру, из ЕС, с Приоритетными направлениями развития РФ до 2030 года. Предпочтение отдается компаниям, которые планируют разместить производство продукции, не выпускаемой отечественными производителями, и тем, кто намерен привлечь российские компании.

Размещение производства на новой зарубежной площадке — это не воспроизведение всех его составляющих, а тщательная адаптация этой системы к региональным особенностям: рыночному спросу, уровню конкуренции, кооперационной корреляции, готовности всей территориальной среды к инновационным переменам.

Соглашение ВТО о госзакупках, к которому Минэкономразвития РФ призывает присоединиться, предусматривает, что госструктуры не смогут включать в требования к товарам указание страны происхождения. Это открывает иностранным поставщикам беспрепятственный доступ к участию в тендерах.

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, выступая на Ганноверской выставке, заявил, что Россия уже предложила европейскому бизнесу унифицировать российские требования и подходы к локализации, запустить новые меры поддержки.

«Для нас главный критерий, — сказал Мантуров, — это уровень локализации и импортозамещения». Министр подчеркнул, что речь не идет о полной локализации производства в России: «Все зависит от того, насколько это выгодно и принципиально с точки зрения стратегии национальной безопасности».

Импортозамещение как реакция на санкционную политику также ведет к использованию механизма ЛП, где роль экстенсиверов берут на себя российские компании. Например, «Технониколь» размещает свое производство в европейских странах, приобретая местные компании. То есть замещает импорт экспортом, и ввоз продукции локализованного производства не подпадает под санкции.

Таким образом, искусственные искажения рынка исправляются экономическими, а не политическими мерами, пресекая доктринально-идеологическое вмешательство в бизнес.

Как локализовать производство?

Формальные требования изложены в нормативных документах, но перечень носит отраслевой характер. Так как производственные площадки размещаются на муниципальных или региональных территориях, органы местной власти тоже имеют возможность дополнить отраслевой список требований. При этом иностранный партнер- экстенсивер может рассчитывать на существенные льготы и преференции. Анализ неудачных попыток ЛП показывает, что процесс ведется не всегда грамотно. Противоречия и белые пятна в российском законодательстве тому причиной, к примеру, во многих регионах не лимитированы региональные и муниципальные границы.

Уровень выпуска продукции для признания локализации состоявшейся, как правило, коррелирует со спецификой производства и атласа его технологических карт. При этом в зависимости от потребности экономики страны в продукции локализуемого производства граница объема выпуска изделий или комплектующих может колебаться в большом диапазоне.

Кооперационные связи с отечественными производителями, а также состояние рыночной конкуренции играют важную роль. Это особенно характерно для рынка пищевой промышленности, на котором локализованы почти все крупнейшие иностранные компании — Danone, Valio, Hochland, PepsiCo.

Сам по себе уровень локализации — существенный пункт соглашений, согласно которым иностранные производители обязуются создать производство в России. Большинство из них предусматривают постепенное доведение этого уровня до 60%.

Насколько полезна и трудна локализация?

В России ЛП — все еще исключение, а не правило формирования стратегий развития отраслей и территорий, как это было характерно, например, для Китая на протяжении многих лет.

С одной стороны, в России отставание в использовании ЛП объясняется осторожностью в деятельности экстенсиверов и серьезными изъянами в предпринимательском климате страны. Общественные организации, такие как РСПП, «Деловая Россия», «ОПОРА РОССИИ», ТПП РФ, настойчиво разрабатывают и направляют в высшие органы госуправления предложения по улучшению этого климата и снижению административного давления на бизнес.

С другой стороны, торможение ЛП связано с автаркической ориентацией федеральных и территориальных органов управления. Исторический груз формирования в СССР закрытого общества и экономики продолжает довлеть над умами. Известный японский экономист Сэйдзи Цуцуми заметил, что архаичные представления сильно мешают успешной модернизации. А японское общество, как мы помним, было крайне закрытым.

Консервативный подход в развитии экономики в России особенно характерен для регионов. Федеральная власть вынуждена была даже включить в KPI губернаторов такую характеристику, как объем привлечения в регион иностранных инвестиций. А ЛП, по существу, тоже инвестиционный процесс. Пример передовых в этом отношении регионов — Калужской, Ульяновской, Ленинградской областей, а также активное обновление губернаторского корпуса молодыми кадрами говорит, что постепенно смена парадигмы стимулирования экономического развития регионов все же произойдет.

Наиболее успешный опыт в ЛП накопили автопроизводители. Безусловно, стимулирующую роль сыграла программа господдержки отрасли, включающая льготное автокредитование и программу обновления автопарка. Возможно, не столь масштабно, но положительный опыт ЛП накопили итальянские производители бытовой электротехники: они создали в Липецке территориальный кластер, который объединил не только итальянских, но и российских производителей. Нидерландский автогигант DAF разместил свое производство в России более пяти лет назад. Китайская корпорация Dalian Machine Tool Group локализует выпуск токарных станков на подмосковном заводе по производству газовых счетчиков «Газдевайс».

По этому же пути пошли и фармацевты, образовавшие подобный кластер в Калуге. А «Роснано» ведет переговоры с крупнейшей в мире фармацевтической компанией по ее локализации в технополисе «Москва».

локализация производства 4

Можно признать успешным опыт локализации пищевых производств и торговых сетей, а также банковских систем, которые заняли на рынке России заметное место, разместив производство финансовых услуг практически такого же широкого спектра, что и на мировом рынке. ЛП может найти применение в высокотехнологической медицине и медоборудовании, приборостроении, судостроении, лесопереработке. Есть даже экзотический пример: планы развития компании Disney в России.

В целом, власти намерены улучшить ситуацию: утверждены 12 целевых моделей ведения бизнеса, разработанные для регионов, которые поднимут оценку предпринимательского климата России в мировом рейтинге Doing Business. Внедряются новые формы организации хозяйственной деятельности, такие как статус территории опережающего развития или промышленного кластера. Обсуждается возможность возмещать компаниям, локализующим производство в России, НДС при реэкспорте. Программы всех значительных экономических форумов так или иначе ориентированы на развитие инвестиционного потенциала РФ.

Трудности, с которыми может столкнуться иностранная компания при реализации ЛП, образуют три группы. Во-первых, это погрешности в расчетах бизнес-плана проекта ЛП. Во-вторых, плохо прогнозируемые изменения во внешней среде — глобального и локального уровней. По данным ВТО, в 2016 году страны «двадцатки» ввели 145 новых торговых ограничений, всего за последние семь лет — 1 583 ограничения. Сюда же следует отнести и инновационный парадокс: ЛП увеличивает спрос на выпускаемую продукцию, в том числе за счет постоянного обновления модельного ряда, дизайна, номенклатуры выпускаемых товаров. А это ведет к потере эксклюзивной прибыли от стандартной продукции, выпуск которой отлажен технологически, финансово, организационно, кадрово. Испанской Zara, чья продукция не соответствовала российским техническим регламентам, Минпромторг предложил использовать механизм ЛП, включающий высокие технологии для производства конкурентоспособной одежды. Такая стратегия — переносить на российские площадки инновационные проекты — позволит экстенсиверу надолго закрепиться в роли лидера рынка, не только российского, но и мирового. Именно такую стратегию применяют немецкие компании, например, давно работающая на российском рынке корпорация Siemens. И, наконец, в-третьих, ошибки в генеральном целеполагании ЛП.

локализация производства 5

Несмотря на то, что в России сложился колоссальный неудовлетворенный спрос на технологии, миссия ЛП – не только производить современную продукцию, но и экспортировать ее на локально объединенных рынках (таких как ЕАЭС, ЕС, БРИКС, ШОС) с расчетом на глобальную экспансию. С учетом того, что в России на повестке дня стоит введение налогового маневра (22/22), стимулирующего экспорт, такая экспансия принесет ощутимый экономический эффект.

Именно благодаря такому взгляду можно оправдать продвижение национальных производителей на зарубежные площадки с определенными потерями рабочих мест, налоговых поступлений, человеческого капитала. В подтверждение можно добавить, что локализация относится не только к производственной деятельности, но и распространяется на НИОКР.

К примеру, французская компания Schneider Electric, которая запустила в «Сколково» центр для полного цикла разработок программного обеспечения систем диспетчеризации, управления и контроля в электроэнергетике и нефтегазовой промышленности.

Тем не менее условия, которые были созданы в России для ЛП иностранных компаний, нельзя считать достаточно благоприятствующими широкому использованию этой формы инвестиционной стратегии. Кризисные факторы могли бы сыграть стимулирующую роль для активизации ЛП в программах стейкхолдеров и территориальных систем. К сожалению, пока это не наблюдается по причине политического вмешательства в функционирование рынков, в частности, из-за санкционной политики стран, занимающих ведущее положение в мировой экономике.

 

Автор: Владимир Рудашевский

Категория: Статьи

Новости по теме:

Допинг для науки

Среди множества тем, которые можно обсудить, вероятно, не найти того, чему не был бы посвящен какой-нибудь форум или конгресс. Однако дискуссионной площадки о спортивной науке до сей поры в России не было. Почему? Потому что нет спортивной науки в нашем отечестве. По крайней мере, такой тезис лег в основу I Международного форума «Большая наука — большому спорту». Чем такая незаполненная ниша может обернуться перед Олимпиадой в Рио?

Космические перспективы «Интернета вещей»

Заместитель генерального директора по развитию бизнеса ФГУП «Космическая связь» Ксения Дроздова рассказывает, как повлиял «Интернет вещей» на прогресс в развивающихся странах, и сможет ли он улучшить жизни миллиардов людей.