Промзона как среда обитания 

1-46 копия

Черный снег

В мае жители китайского города Лункоу устроили масштабную акцию протеста. Люди узнали о планах местных чиновников построить рядом с городом химический завод и вышли на улицы. Более 10 000 человек требовали от властей отменить решение. В России подобные демонстрации случаются не часто и почти всегда в центре страны или в столицах крупных регионов — там, где население обладает высокой правовой грамотностью. В провинциях все заканчивается небольшой заметкой в местной прессе и чиновничьим безразличием.

Попытки поднять волну протеста против строительства предприятия по разработке марганцевых месторождений в Кемеровской области пока не увенчались успехом. Кузбасс, как и Южный Урал, лидирует по загрязненности отходами промышленной деятельности.

Новокузнецк — центр сибирской угольной и металлургической промышленности. Здесь добывают уголь открытым и закрытым способом, работает металлургический комбинат, алюминиевый и ферросплавный заводы, перерабатывающие фабрики. Большая часть из них расположена прямо в городе.

Город-сад, которым должен был стать Новокузнецк по завещанию Владимира Маяковского, не покидает десятку рейтинга самых загрязненных городов России. Только в первом квартале 2016 года службами мониторинга природной среды Росгидромета превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ было зафиксировано пять раз, доза максимально превышена в 29 раз.

1-49 копия

В Новокузнецке шутят, что есть способ узнать, сколько раз за зиму шел снег. Если сделать вертикальный срез сугроба, по пластам можно посчитать: белый — снег, черный — копоть.

«Город не вписывается в современные требования. Во время строительства Кузнецкого металлургического комбината жилые кварталы расположили в непосредственной близости. К тому же во время войны в город эвакуировали много промышленных предприятий. Где их размещали, никто внимания не обращал, поэтому сложилась застройка, которая отрицательно сказывается на уровне комфорта проживания», — говорит Алексей Побожий, почетный строитель России, технический директор НТЦ «ТехноПрогресс».

artamonov-d

В России развито добывающее производство, начиная с «Норильского никеля» и заканчивая множеством нефтяных компаний. Переработка продукции и производство сосредоточены в основном в Китае, Индии и других странах Юго-Восточной Азии.

Дмитрий Артамонов, руководитель токсической программы «Гринпис»

Когда в советские годы разрабатывались нормативы расположения промышленных предприятий, все требования максимально учитывались, но в уже сложившейся застройке трудно что-либо изменить. Даже новый район Новокузнецка — Новобайдаевка — расположен на одном берегу реки Томь, на другом — Западно-Сибирский металлургический комбинат, принадлежащий группе «Евраз».

По словам Алексея Побожего, промышленные зоны, расположенные вблизи города или в его черте, влияют не только на уровень загрязнения атмосферного воздуха. Появляется и серьезная нагрузка на территории из-за увеличенного трафика транспорта, причем промышленного. Создаются неблагоприятные шумовые факторы, немаловажным вопросом остается проблема водоотведения.

Законодательные дыры

Экологи говорят, что самый правильный способ защиты от вредного воздействия промзон — только покинуть промзону, не надеясь на медицинские маски. Тем, у кого такой возможности нет, стоит почаще выезжать в места, где воздух чище.

Но если в Кемеровской области за 40 км от города начинается тайга, в которой можно надышаться полной грудью, то от Москвы придется уезжать гораздо дальше. Впрочем, по информации руководителя токсической программы «Гринпис» Дмитрия Артамонова, на столицу приходится меньше негативного воздействия. Москву спасает дорогая земля, поэтому промышленность в пределах городской застройки менее развита.

Однако доля таких зон здесь составляет 16% — более 15 гектаров — и только малое количество производств можно называть экологичными. При этом страны Центральной и Северной Европы работают по безопасным технологиям, которые позволяют сделать замкнутый водооборот и уменьшить или совсем исключить выбросы вредных веществ.

Например, сахарный завод в Норфолке компании British Sugar все отработанные вещества снова пускает в производство. Из остатков переработки сахарной свеклы делает биоэтанол и корма, оставшимся теплом обогревает парники с томатами, а углекислый газ пускает на подкормку растений. Такой подход в первую очередь отражается на бизнесе.

«В Россию приходят разные европейские компании, у которых уже есть утвержденная экологическая политика. От них этого требуют потребители — такая своеобразная ответственность производителя.

1-50 копия

Предприниматели понимают, что двойные стандарты могут повлиять на спрос со стороны европейских покупателей. Поэтому компания придерживается стратегии во всех странах, где ведет бизнес, но это не создает тенденции в России», — рассказывает Дмитрий Артамонов.

В отношении развивающихся стран складывается обратная тенденция — размещение грязных производств. Представитель «зеленых» утверждает, что это связано с дешевизной такого производства. В силу того, что в странах третьего мира другое законодательство — меньше требований и люди готовы терпеть нарушения. Кроме того, развитые государства стараются помогать «чистым» промышленникам. Не обязательно деньгами, существуют разные виды льгот и преференций.

«В нашей стране такого нет. Если вы крупное предприятие, а если еще и экономически связаны с властью, то можете игнорировать закон, осуществлять выбросы. Ничего серьезного такому бизнесу не грозит, разве что пожурят или оштрафуют на 20 тысяч рублей. Никакой реальной угрозы предприниматели не чувствуют. В тех случаях, когда в России появляется «чистое» производство, это, скорее, инициатива самих компаний», — говорит Дмитрий Артамонов.

Решением проблемы промзон, функционирующих в пределах жилой застройки, может стать перенос производств из городов. Но, по мнению архитектора, совладельца Архитектурной студии ПланАР Ильи Мукосея, и здесь нужно хорошо подумать, насколько далеко: если чересчур — территория становится моногородом, близко — появляются транспортные вопросы.

Редевелопмент как способ избавления от старых промышленных предприятий в стране используется в силу возможностей. Доля успешных объектов настолько мала, что теряется на фоне количества работающих заводов. Кроме того, такой способ действует по большей части в Центральном регионе России, где государство еще хоть как-то прислушивается к мнению населения и сильно влияние средств массовой информации.

Автор: Галина Федорова

Новости по теме: