В ожидании стабилизации

До 2014 года Россия находилась на передовых позициях в глобальном рейтинге притока инвестиций. Но буквально через год геополитические и экономические условия изменили ситуацию не в лучшую сторону. Сегодня компании адаптируются к новым реалиям, меняют стратегии и ждут стабилизации. Эксперты рассказали Журналу Стратегия, в каких инвестициях нуждается экономика страны и какой формат для их привлечения наиболее оптимален.

11

Константин Войтиков, вице-президент по производству и поставкам Unilever

Безусловно, за последние годы положение иностранных компаний на российском рынке изменилось. С введением ограничений на импорт продовольственного сырья и готовой продукции, с изменением курса рубля все заговорили о локализации. В Консультативном совете по иностранным инвестициям была создана специальная группа для решения этих задач. Локализация — ключевое условие ухода от валютных рисков и снижения логистических издержек. Новый внешнеэкономический ландшафт обострил потребность в локализации. При этом обострение пошло на пользу: изменения позитивно сказались на оздоровлении структуры себестоимости продукции и услуг на российском рынке. В нашей компании в январе 2014 года уровень локализации закупок сырья и упаковки по отдельным категориям бизнеса Unilever в России достигал 70%. Сейчас из-за разницы в курсах валют на российских поставщиков приходится всего 55% от наших расходов на закупки сырьевых и упаковочных материалов. Мы стремимся как минимум вернуться на прежний уровень локализации, добиться лучшего внешнеторгового баланса своих операций в России. Так, в конце августа этого года мы совместно с фермерским кооперативом «ЛавкаЛавка», Федеральной корпорацией развития МСП и администрацией Тульской области подписали соглашение о создании первого агропромышленного кластера, который будет обеспечивать тульское пищевое производство Unilever локальным растениеводческим сырьем. В Unilever все решения об инвестициях мы принимаем в зависимости от двух основополагающих факторов: перспектив роста выбранного бизнес-направления и его экспортного потенциала. Интересен пример «ЛавкиЛавки»: они используют новую форму привлечения инвестиций — краудфандинг. Считаем такой механизм многообещающим для МСП. Сегодня наиболее важна предсказуемость и прозрачность регуляторной среды. Это необходимое условие, несоблюдение которого увеличивает риски бизнеса и сокращает горизонты планирования. На мой взгляд, в России дела с этим обстоят совсем не так плохо, как может казаться: крупные инвесторы включены в обсуждение наиболее значимых регуляторных инициатив, к нам обращаются за экспертной оценкой и действительно прислушиваются к нашему мнению. При этом важно, чтобы международные компании были готовы адаптироваться к требованиям стран. Ведь законодательное регулирование призвано защищать национальные интересы: безопасность, жизнь и здоровье граждан, тех, кто в конечном счете является нашей целевой аудиторией как производителей. Перед тем, как отправляться завоевывать новый рынок, руководство международной компании должно понимать, сколько ему предстоит потратить на приведение собственных бизнес-процессов в соответствие с требованиями местного законодательства. В нашей стране, как правило, законопослушные компании вкладывают дополнительные средства, чтобы усовершенствовать технологии, сырьевую базу, условия труда, как того требует законодательство, тогда как их нерадивые конкуренты предпочитают не спешить и годами закладывают «штрафные санкции» в свои бизнес-риски.

22

Александр Деркач, руководитель Представительства Правительства Калининградской области при Правительстве РФ

Российская экономика в этом году перешла к росту. Это понимает западный бизнес, поэтому ему интересен российский рынок. При этом многие говорят: «Мы поняли, что просто продавать из-за санкций не получится, придется стать российскими производителями». В качестве пилотной площадки инвесторы часто рассматривают Калининград. В городе, расположенном на перекрестке основных европейских путей, удобная логистика, незамерзающий порт. Ключевой инструмент привлечения инвестиций в Калининградскую область — режим особой экономический зоны, при котором издержки инвестора значительно сокращаются. В апреле прошлого года мы в три раза снизили минимальный порог: теперь, чтобы стать резидентом, достаточно вложить в основной капитал 50 млн рублей. Благодаря чему участниками ОЭЗ стали и новые инвесторы, и действующие компании. Резиденты нашей ОЭЗ освобождаются от налога на прибыль и на имущество в течение первых шести лет, в течение последующих шести лет эти налоги для них будут ниже на 50%. Налог на землю инвесторы не оплачивают первые пять лет экономической деятельности. На начало 2015 года у нас было 98 резидентов, в 2016 году — 106, на июнь 2017 года — уже 134 резидента. В прошлом году объем заявленных инвестиций составил 92 млрд рублей, на июнь 2017-го — 102,4 млрд. Мы делаем ставку на экспортоориентированные производства, и для создания таких производств огромным стимулом стало ослабление национальной валюты. Что касается влияния ЕАЭС на инвестиционную политику России, тут есть свои плюсы и минусы. Главный плюс в том, что вырос объем рынка. Наши предприятия свободно поставляют продукцию в Беларусь, Казахстан на тех же условиях, что и в Россию. Потенциальный инвестор теперь рассматривает страны ЕАЭС как один объемный рынок с едиными правилами игры. С другой стороны, появляется так называемая конкуренция юрисдикций. Например, малый бизнес с приграничных территорий уезжает работать в Казахстан, где налоговая нагрузка немного ниже, чем в России.

333

Наталья Абустина, генеральный директор Делового клуба «Государство. Наука. Бизнес»

Мы работаем в сфере информационного сопровождения бизнес-проектов, способствуем повышению инвестиционной привлекательности, расширению внешних связей муниципальных образований и регионов. При этом мы не копируем работу корпораций развития или торгово-промышленных палат, а предлагаем дополнительный инструментарий в части аналитики и коммуникаций. Мы проводим инвестиционные сессии и индустриальные туры на промышленные площадки, приглашаем инвесторов из разных стран, отраслей. Такая работа помогает выявить спрос и показать преимущества работы команды региона: ее компетенции, открытость. Многие проекты иногда заканчиваются на стадии «не договорились». Если обстоятельно подойти к вопросу коммуникаций, этих историй можно избежать. Тем не менее последнее время наблюдаем спад интереса к отдельным территориям. Инвестиционный рынок живо реагирует на информационную повестку. Еще до момента наступления событий в реальном времени инвестор может передумать вкладывать в проект, если увидит в этом риск. В последние годы замечаем нагнетание информационного поля на фоне политических, экономических событий. Внешнее давление на бизнес по линии западных санкций — это инструмент рыночного влияния, кому-то перекрыли рынки сбыта, кому-то заморозили проекты. Но бизнес продолжает решать свои задачи и всегда будет стараться адаптироваться к текущим условиям. Сегодня практически все регионы страны стремятся к улучшению инвестиционного ландшафта, вводят стандарты, службы единого окна, всевозможные информационные ресурсы. Большую роль в этом играет персональная деятельность руководства региона или города. Бизнес всегда искал и будет искать пути сокращения расходов. И пока, к сожалению, налогообложение в стране остается тяжелой ношей для компаний. Высоки и политические риски, которые возглавляют списки опасений во многих проектах. Законодательство должно быть нацелено на привлечение инвестиций. Важно, чтобы региональные и федеральные нормативные базы находились в гармонии, не создавая дополнительных проблем при реализации инвестиционных проектов.

444

Владимир Зарудный, генеральный директор АО «Корпорация развития Калининградской области»

После кризисного 2014-го с введением ограничений, действительно, многое изменилось: какие-то контракты были сорваны, в срочном порядке пришлось искать новых производителей. Больше всего пострадал сектор переработки продуктов питания. С рынка ушли компании, которые находились в сложном финансовом положении, и те, которые легко локализовались и перенесли производства. Сегодня ситуация нормализуется: зарубежные компании после введения Россией контрсанкций решили инвестировать в Калининградскую область, чтобы не потерять позиции и рынок сбыта. Показателен пример польских производителей, занимающихся промышленным садоводством в регионе. В целом в Калининградской области созданы все условия для привлечения инвестиций, ключевые из которых — льготы и закон об особой экономической зоне. Нам удалось снизить инвестиционный порог для потенциальных резидентов до 50 млн рублей за три года. В следующем году для медицинских предприятий порог будет снижен до 10 млн рублей, для IT-компаний — до 1 млн. Более того, для вновь создаваемых резидентов обязательные платежи в социальные фонды уменьшатся до 7,6%. Наша корпорация развивает инфраструктуру индустриальных парков. Уровень доверия к региону со стороны инвесторов растет, впервые за четыре года наблюдается увеличение объема инвестиций. Сегодня мы видим заинтересованность бизнеса не просто в локализации производства, но и в создании высокотехнологичного и высококонкурентного предприятия. В производстве важны экспортная ориентация и максимальная автоматизация. Определяющую роль играют и механизмы поддержки со стороны государства. Россия была и остается страной высокомаржинального, но при этом высокорискового бизнеса. И основные риски для бизнеса связаны с недостатком дешевых финансовых ресурсов, с бюрократическими преградами, включающими многочисленные постоянные изменения законодательства, недостатком гарантий при реализации проектов. Тем не менее мы видим, как реальность меняется: крупномасштабные инвестиционные проекты заключают специнвестконтракты. Очень значима роль Консультативного совета по иностранным инвестициям в качестве лоббиста и рупора бизнеса. Действуют сильные объединения зарубежных инвесторов — AEB, AmCham, SPIBA. Даже в Калининградской области в 2005 году была создана Ассоциация иностранных инвесторов. К тому же в области инвестиционное законодательство — одно из самых передовых в России. Надеюсь, в ближайшие годы это станет основой для привлечения инвесторов в регион.

Автор: Алина Куликовская

Категория: Статьи

Новости по теме:

Место встречи — Евразия

Россия и Китай практически одновременно активизировали евразийский вектор своей внешней политики. О том, как это происходило в ходе реализации концепции «Один пояс — один путь», рассказывает директор Российского центра исследований АТЭС при РАНХиГС Наталья Стапран.

Кадры на замену

По материалам исследования Высшей школы экономики, человек, его образование и опыт недооценены. С помощью модернизации образовательных и организаторских систем регионы стремятся урегулировать кадровый вопрос. Своим взглядом на развитие человеческого капитала с Журналом Стратегия поделились Пермский и Красноярский края и Иркутская область.