Бег с барьерами

никитин 2

Генеральный директор Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов Андрей Никитин рассказал в интервью Журналу Стратегия о состоянии инвестиционного климата в России, главных барьерах для российского бизнеса и решении проблемы доступа малого и среднего предпринимательства к госзакупкам.

Как Вы оцениваете инвестиционную привлекательность России для бизнеса?

По мнению иностранных инвесторов, сегодня очень благоприятная ситуация для инвестиций в Россию. Курс рубля, невысокая стоимость рабочей силы, низкие издержки, емкий рынок. Сегодня политическая истерия начала сходить на нет. И тот, кто придет первым, кто инвестирует, конечно, получит больше. Но также важно, чтобы российские предприниматели больше инвестировали из того, что они зарабатывают. А для этого нужно снимать барьеры, упрощать условия ведения бизнеса, последовательно заниматься сокращением административных барьеров, учиться вести бизнес XXI века – это главные условия.

Для иностранного бизнеса сейчас удачное время, а какой настрой у российских предпринимателей?

Ситуация двойственная. Ключевой барьер сегодня – отсутствие доступа к длинным и дешевым деньгам. Люди видят, куда можно инвестировать, и понимают, что это можно сделать. Однако откуда взять деньги, чтобы для этого все построить? Актуальна задача активизации институтов развития. Мы это видим на примере Фонда поддержки промышленности. Бюджет в 20 млрд рублей раздали за полтора месяца. Если бы бизнес не хотел инвестировать, эти деньги остались бы невостребованными. Сейчас есть решение выделить из бюджета ФПП еще 20 млрд. Я, как член совета директоров Фонда, знаю, что за полтора месяца эти деньги закончатся. Бизнес готов вкладывать, готов покупать оборудование, готов строить. Дайте возможность что-то делать со ставками, получать более дешевые и длинные деньги. Вот это ключевой барьер, который именно российских предпринимателей ограничивает.

Но я сторонник того, чтобы все деньги были платными. Если государство раздает гранты, это, безусловно, формирует иждивенческий подход. Я категорический противник этого. И Агентство стратегических инициатив никогда не поддерживает инициативы бесплатной раздачи чего-то. Платить за эти деньги 5%, как в ФПП, или
7–9% – это нормально. Но если это 20%, то все мы знаем, какой бизнес может себе позволить платить такие проценты.

Как Вы оцениваете инвестиционное законодательство в нашей стране?

Многие говорят, что у нас одно из лучших законодательств по защите инвестиций. Есть пробелы, они связаны с венчурными инвестициями. Но сегодня Государственная Дума либо решает, либо уже решила этот вопрос. Команда законодателей, руководители комитетов всегда реагируют на запросы предпринимателей. Как только в бизнесе появляется решение, что надо что-то поправить, моментально происходит реакция. Дума очень лояльно, очень дружелюбно и компетентно относится к запросам бизнеса.

В какую сферу сейчас бизнес охотнее инвестирует?

Был момент на волне санкций, когда активно инвестировали в пищевую отрасль. Недавно мне рассказывали коллеги, что большой западный фонд инвестировал в предприятие, которое производит оборудование для автозаправок. Практически все заправки в Англии оснащены российским оборудованием. То есть, помимо простых проектов, начинают искать сложные перерабатывающие производства, потому что в России могут делать хорошую конкурентоспособную и недорогую продукцию.

Малый и средний бизнес жалуется, что до него не доходят реальные госзаказы, а статистика, которая предоставляется корпорациями, является фиктивной. Как вы решаете эту проблему?

Все это – неоправданное распределение денег по госзакупкам, по закупкам компаний с госучастием. Мы этот барьер начали ломать. Сейчас нам плечо подставил Александр Браверман. Я лично буду делать все, чтобы разбить этот барьер. Во многих странах ты не можешь ничего заказывать, если не даешь квоту малому бизнесу. Мы должны прийти к такой же ситуации. За день такое не сделаешь.

Самое интересное, что у нас в стране уже более 20 лет рыночная экономика, но до сих пор не было реестра компаний МСП. Никто не знал, сколько их, какие из них однодневки, а сколько реальных производителей. Сейчас ФНС такой реестр создает. В нем отражаются отчетность и обороты компании, видно, из чего состоит производство. Эти данные помогают понять, что этот малый бизнес не пустышка. Вот когда такой реестр будет создан (это произойдет к концу года), проблема с «как бы малыми компаниями» отпадет. Фирма будет в реестре, в нем же будет отражаться ее история и все заявки, а также решения по этим запросам. Любую проблему нужно сначала описать, чтобы решить. Надо говорить о том, кто конкретно куда обращался, почему ему отказали, тогда понятно, что с этим делать.

В кризис вырос теневой сектор экономики. Как можно решить эту проблему?

Надо разбираться опять же предметно: в каких секторах экономики и почему возникает теневой сектор. Например, в России до последнего времени по нормам СЭС нужно было иметь разные комнаты для резки хлеба и фруктов. Как вы в маленьком кафе это сделаете? Да никак. Или мы должны признать, что у нас никогда не будет маленьких кафе, будут лишь огромные фабрики-кухни, или мы должны менять правила. Если мы это не меняем, мы создаем условия для развития теневого сектора, потому что это кафе будет работать полулегально.

Категория: Интервью

Новости по теме:

В поисках компромисса

По прогнозу Международного энергетического агентства, мировой спрос на нефть в 2018 году вырастет на 1,3 барреля в сутки. О будущем энергетики, актуальных тенденциях и технологическом прогрессе, который необходим России, рассказал Доминик Фаш, председатель Совета директоров Российского технологического фонда, бывший региональный директор Enel в России.

Александр Кнобель

Россия в 2014 году потеряла около 6 млрд долларов от нефтегазовых трансфертов странам–партнерам по Евразийскому союзу, добавив 6,5% к ВВП Беларуси. Получатели дешевых ресурсов — участники интеграции — Россию в части введения продуктового эмбарго не поддержали. Как складываются отношения внутри блока, кто станет новым членом Союза и какое направление развития на сегодняшний день самое перспективное, Журналу Стратегия рассказал Александр Кнобель.

Монетизация красоты

Предпринимательство в сфере услуг — занятие крайне сложное: много салонов красоты закрываются в кризис, не всегда выживают в конкурентной борьбе. Как в течение 18 лет оставаться лидером, пережить три экономических кризиса и не потерять позиции, как воспитать единомышленников и привить доверие к бренду, Журналу Стратегия рассказал основатель и президент салонов красоты «МОНЕ», «Точка красоты» Александр Глушков.