Идеи с эффектом

«Сколково», пожалуй, главный конвейер инноваций в России. Здесь помогают коммерциализировать идеи по пяти основным направлениям. Вице-президент, исполнительный директор кластера информационных технологий «Сколково» Игорь Богачев рассказал, надо ли России конкурировать с США, почему нужно ориентироваться на Индию и есть ли в регионах IT-жизнь.

Многие эксперты отрасли заявляют, что именно сейчас, в период кризиса, пришло время для выстреливания IT-стартапов. Действительно ли настал момент для активного развития информационных технологий?

Мир постоянно живет в конкуренции: предприятия, компании, люди конкурируют друг с другом, поэтому в такой среде инновациям самое место. Инновации в любой период, вне зависимости от состояния экономики, помогают любой компании получить лидерство за счет определенной технологии, поэтому потребность крупного бизнеса в инновациях сейчас более видна. Связано это в первую очередь с тем, что в «тучные» годы компании в процессе завоевания рынка получают новые возможности за счет его роста. Когда рынок не растет, любой крупный предприниматель экономит средства, выискивая методы повышения эффективности. Что такое инновации? Инновации – идея, которая получила свое отражение в экономике, создала экономический эффект. Он может сложиться либо за счет увеличения выручки, либо за счет уменьшения затрат. В конечном итоге успешный стартап помогает компании либо получить дополнительные конкурентные преимущества за счет внедрения инноваций, либо достигнуть определенной экономии или более эффективного метода производства, организации процесса.

На работе кластера информационных технологий «Сколково» отражается такая тенденция? Какова динамика количества резидентов?

У нас увеличилось количество проектов. За прошлый год к нам присоединилось 90 компаний, при том, что годом ранее – только 40. Средний процент отбора – 10% от общего количества заявок. Это говорит еще и о том, что, во-первых, больше компаний поверило в «Сколково», в нашу реальную помощь инновационным проектам. Во-вторых, усиление институтов развития вызвало бум технологического предпринимательства в России. Сейчас люди начинают задумываться о том, что можно трудиться не только в Сбербанке или «Газпроме», но и сделать свою технологическую компанию, зарабатывая на этом деньги.

В период бурного экономического роста в стране накопился определенный объем венчурного капитала. Сегодня эти средства вкладываются в том числе в технологические стартапы. В США в одной Силиконовой долине насчитывается 14 тысяч IT-стартапов. В России же общее количество зарегистрированных IT-компаний – всего 4,5 тысячи.

Есть перспективы догнать?

У нас нет задачи догонять в количестве. Я бы измерял успех сектора в общем объеме ВВП страны. Для меня бенчмарком является Индия, потому что это большая страна с достаточно хорошим проникновением информационных технологий. Они строили свою систему с нуля 40 лет, с 1960-х годов. На сегодняшний день доля IT в ВВП Индии составляет почти 8% при суммарном обороте отрасли более чем в 150 млрд долларов. В России этот показатель – менее 2%, общий объем рынка – около 30 млрд долларов. Чтобы добиться подобного результата, нам нужно вырасти в пять раз по объему выручки.

А какие направления развития IT-технологий самые перспективные?

С неперспективными мы не работаем, но можно делать выводы исходя из статистики. У нас на сегодняшний день 383 компании, самый большой сегмент – облачные технологии – 108 компаний, дальше идут такие направления, как телеком и передача данных, информационная безопасность, промышленное программное обеспечение. Сейчас мы начали развивать геймификацию, но пока здесь только 11 проектов. Это не игры, это технологии для создания игр. В первую очередь компьютерная графика и многопользовательские платформы для создания игр, 3D-моделирование. Лидером направление становится из-за низкого порога входа. Облачные технологии в этом плане – консьюмерский сегмент. Проекты, связанные с телекомом, передачей данных, робототехникой, информбезопасностью, требуют существенных научных компетенций и глубоких знаний.

Что должно произойти, чтобы в России стало больше успешных компаний?

Для начала стоит определиться, что такое успешная компания. Это компания, у которой доля продаж на домашнем рынке – российском – соответствует доле экспорта на мировом. Сейчас доля российского IT-рынка – примерно 1% (около 5 млрд долларов), поэтому любая компания, которая получает 20% выручки от реализации продукта в России, а все остальное – за пределами, это успешная компания, ее продукт конкурентоспособен на мировом рынке. Есть те, которые все хорошо знают: ABBYY, Parallels, «Лаборатория Касперского». Их немного.

Из 383 небольших компаний – резидентов «Сколково» 62 экспортируют свои продукты. Для нас это значимый результат, потому что эти компании имеют перспективы на глобальном рынке. Нельзя вырастить крупный проект, который работает на рынке размером в 1% от мирового. Мы стараемся помочь в развитии тем, кто имеет глобальный технологический задел. Тогда у нас будут IT-чемпионы, а студенты МФТИ, ВМК МГУ захотят в них работать. Ведь бессмысленно учить студентов, которым потом негде работать. Должны расти как компании, так и количество IT-специалистов, должны появиться узкие специальности в университетах, которых на данный момент нет.

Что сейчас происходит с рынком труда? Хватает специалистов?

Если провести параллель со строительством и сферой информационных технологий, то мы увидим, что учебные заведения готовят большое число людей, которые умеют класть кирпич, мешать раствор, вставлять окна, но не готовят архитекторов. Нужно сделать так, чтобы в российском образовании больше готовили специалистов по дизайну интерфейсов, бизнес-архитектуре, продакт-маркетингу – тех людей, которые находятся между потенциальными клиентами и разработчиками и с каждым умеют говорить на их языке. Таких людей в России очень мало.

Может потому, что некому учить?

Можно нанять учить людей из бизнеса, просто пока не сформирована потребность. В Центр приходят сильные команды, большинство из которых не умеет из технологии сделать бизнес. Для этого мы и работаем, поэтому называемся Центром коммерциализации технологий, основная задача которого – помочь умным ребятам, создавшим супертехнологии, сделать из них суперпродукты, которые будут нужны клиенту.

Есть ли основания делить российский сегмент информационных технологий по региональному признаку? Заметна ли яркая централизация компаний в секторе?

В кластере примерно 40% московских команд, 20% – из Санкт-Петербурга, остальные – из других городов России. Этому есть разумное объяснение. «Сколково» – проект, который расположен близко к Москве, поэтому далеко не все региональные компании доезжают до нас. Они живут у себя в регионе и вполне успешно работают. Таких «Сколково» должно быть как минимум 100 в стране, чтобы в каждом субъекте действовало по одному, – эффект был бы гораздо больше.

Технологическим проектам не нужно сосредотачиваться в одном регионе. Есть примеры стартапов, которые жили в Новосибирске, а затем переехали в Минск, в Вильнюс или Москву. Любимый вопрос прессы: вот вы работаете с командами, а потом часть из них уезжает работать в Америку. Но разве это плохо? Это все равно, что если бы мы являлись тренером сельской футбольной команды и хотели, чтобы все игроки жили рядом и никогда не играли в сборной страны или в команде «Манчестер Юнайтед». Любая современная IT-компания – распределенная, ее специалисты работают во всех странах мира. И если стартап открывает офис продаж в США, это не значит, что все программисты переезжают из Тюмени в Сан-Франциско.

Существует ли в России проблема цифрового неравенства?

Проникновение информационных технологий в домохозяйства достаточно высокое. В России качество покрытия связью в разы лучше, чем в Великобритании. Есть три фактора, которые влияют на развитие IT-отрасли в стране, – их должно обеспечить государство. Первый – образование, то есть количество специалистов, необходимых отрасли, затем следует инфраструктура – возможность экспорта технологий

в другие страны, как раз для этого нужны мощные магистральные каналы. Индия в свое время очень много выиграла за счет системы каналов связи с Северной Америкой: получила большой объем заказов. Также государство может обеспечить более мощную поддержку вывода технологий на глобальный рынок через помощь конкретным компаниям. Это должна быть не только выставочная деятельность, но и компенсация затрат на иностранных специалистов, которые занимаются продвижением российских продуктов на западе.

Какие показатели сейчас у кластера и на каком уровне развития компания-резидент может вырасти из своего статуса?

За прошедшие девять месяцев 2015 года к нам присоединились порядка 50 компаний. Но у нас нет задачи накачивать количество до бесконечности. Проекты могут развиваться с поддержкой «Сколково» сколько угодно. Однако бывает, что компании лишаются статуса резидента, поскольку перестают заниматься созданием инноваций, информационных технологий или прекращают деятельность. Далеко не все стартапы выживают. Тут естественный отбор. Если все складывается успешно, то единственный порог, где заканчиваются наши инвестиции, – достижение компанией оборота в 1 млрд рублей и получение годовой выручки более чем 300 млн рублей в год. Но замечу, что компания лишается только налоговых льгот, но может продолжать быть резидентом «Сколково» и получать другие виды поддержки.

Есть такие компании в кластере?

Пока нет.

Автор: Галина Федорова

Категория: Интервью

Новости по теме:

Супермаркет технологий

Модернизация российской промышленности стала едва ли не главной темой на Российском инвестиционном форуме в Сочи. О том, какими способами можно укрепить отечественный промышленный комплекс и вывести его на мировой уровень конкуренции в кратчайшие сроки, мы поговорили с генеральным директором Агентства по технологическому развитию Максимом Шерейкиным.