Лидеры ищут возможности

oooo.plus_341

Грамотная кадровая политика — необходимое условие для успешного развития экономики страны. Как определить настоящего лидера, как изменить существующую систему, а также какой вклад в это вносит конкурс «Лидеры России», рассказал Алексей Комиссаров, проректор РАНХиГС и директор Высшей школы государственного управления РАНХиГС.

Конкурс «Лидеры России» открытый с точки зрения продвижения государственной инициативы. Почему выбран именно такой формат?

Президент поставил задачу организовать открытый и прозрачный поиск, отобрать лучших управленцев. Возможно потому, что существующие социальные лифты не очень хорошо работают. В итоге Администрация Президента запустила проект «Лидеры России», оператором которого выступает Высшая школа государственного управления РАНХиГС. Раньше в нашей стране кадровых проектов такого масштаба не было. Мы, кстати, не нашли даже мировых аналогов. Все предыдущие отборы на проекты, а среди них были и очень хорошие, отличались тем, что кандидаты набирались по рекомендациям, по совету больших начальников. В этом подходе есть свои плюсы: наличие рекомендации — важный элемент качественного отбора. Но в этом есть и недостаток: рекомендуют обычно тех людей, которые уже как-то встроены в систему. А человек, который, вероятно, обладает высокими компетенциями, но по каким-то причинам не замечен властью, в этот отбор раньше попасть не мог. Сейчас — любой желающий. У нас было всего три ограничения. Первое — возраст до 50 лет, нижнюю границу мы не ставили. Среди подавших заявки есть 18–20-летние, которые считают, что у них накоплен достаточный опыт в сфере. Второй критерий — управленческий опыт, причем тут наши подходы очень лояльны. Мы подразумевали любой опыт управления людьми, проектами и бюджетами. То есть если вы, предположим, работали в общественной организации, собрали вокруг себя пять человек и реализовали какой-нибудь проект, у вас уже есть управленческий опыт. Или вы индивидуальный предприниматель и работали самостоятельно без найма людей, но при этом что-то производили или оказывали услуги, соответственно, управляли бюджетом. Это мы также считаем управленческим опытом. И третье условие — это гражданство Российской Федерации. Мы получили много обращений от граждан Белоруссии, Украины и других бывших советских республик, которые ради участия в конкурсе готовы получить российское гражданство. Спрос оказался очень большим. Особенность конкурса — это не кадровый резерв. Мы не обещаем никаких позиций в органах власти или в любом другом месте. Победители получают другие преимущества. Каждому из 300 финалистов вручат грант на миллион рублей на любую образовательную программу. Они смогут выбрать наставника из числа крупных руководителей, успешных, известных людей. В этой роли согласились выступить 60 человек, среди них министры, члены правительства, руководители Администрации Президента, крупных компаний, корпораций, предприниматели. Кроме того, участники получат качественную оценку, полноценную обратную связь, смогут сравнить себя с другими, что тоже немаловажно для лидера.

Например, министр экономического развития России Максим Орешкин уже открыто заявил, что будет подбирать из финалистов себе заместителя.

Я встречался с Максимом Орешкиным, мы в том числе говорили про «Лидеров России», и он это подтвердил. Конечно, он не гарантирует, что возьмет всех новых сотрудников из числа финалистов конкурса, но обещает, что внимательно их рассмотрит. О том же объявили многие другие руководители крупных корпораций. Если они увидят людей, которые подходят им, то с удовольствием возьмут их к себе на работу. Поэтому шанс на стремительный карьерный рост для участников проекта достаточно велик. Но все-таки проект не про это. Мы очень рады, что в нашем конкурсе участники видят для себя не только карьерные возможности. Большое количество предпринимателей сразу говорят, что не хотят на госслужбу, а хотят поучиться, сравнить себя с другими, заявить о себе, найти наставника. И это радует. Вот в этом два принципиальных отличия от других проектов: открытость набора и перспективы дальнейшего развития, а не просто конкурс на замещение каких-то должностей.

Чего ждет от конкурса Администрация Президента, которая инициировала проект?

Администрация ждет новых людей на самых разных позициях, новых лидеров, новых управленцев, которые будут развивать экономику страны. Для президента важно дать возможности проявить себя тем, кто обладает талантами и способностями, продвинуть таких людей выше. Запустить меритократический подход, при котором продвигаются не по происхождению или статусу, а по талантам, знаниям, умениям. Кстати, это еще одна особенность конкурса — он абсолютно закрыт от любого протекционизма. У нас было огромное количество просьб кого-то включить. Мы не можем это сделать даже технически. И, самое главное, руководством Администрации Президента такие подходы были жестко запрещены. Те, у кого есть какой-то блат, высокопоставленные родственники, наверное, имеют другие способы продвинуться, им не обязательно участвовать в конкурсе «Лидеры России». В конце концов, никто не говорит, что это единственная возможность кадрового продвижения. Но в рамках конкурса мы точно защищены руководством Администрации Президента от каких бы то ни было протекционных историй. Это очень важно и правильно, так как увеличивает уровень доверия. Мы не знаем, кто пройдет в финал, какой будет результат. Мы видим, что достаточно авторитетные люди подали заявки в этот проект. Мы не ожидали такого количества крупных руководителей. Пришли вице-президенты крупных банков, директора больших заводов, чиновники, занимающие достаточно высокие позиции. Кстати, госслужащих у нас всего 8% среди заявивших. Я думаю, что президент хочет посмотреть, работают ли такие механизмы, как этот конкурс, можно ли с помощью таких методик действительно отобрать новых людей для самых разных должностей и задач: умных, образованных, грамотных, толковых. И я надеюсь, что по результатам конкурса «Лидеры России» произойдут какие-то изменения, в том числе и в подборе кадров для различных государственных структур. Министр экономического развития Максим Орешкин уже объявил, что на базе нашего конкурса планирует сделать конкурс «Лидеры Минэка», чтобы по подобной технологии отбирать кадровый резерв внутри министерства.

Действительно ли кадровые резервы востребованы?

Спрос на грамотных управленцев колоссальный. Минэкономразвития России заявило о необходимости закрытия 34 позиций разного уровня. Первый заместитель руководителя Администрации Президента Сергей Кириенко сказал, что предусмотрел для финалистов несколько вакансий в Администрации. И, как я уже сказал, многие наставники озвучили свое желание внимательно присмотреться к финалистам. К нам обращались многие губернаторы с просьбой дать информацию о полуфиналистах, о тех, кто хорошо покажет себя на региональном уровне. Все крупные руководители говорят, что им очень нужны кадры. Это миф, что нет спроса. Спрос есть. Не хватает хороших механизмов, чтобы совместить предложение и желание людей с теми потребностями, которые есть. Я надеюсь, что конкурс «Лидеры России» поможет в решении этой задачи.

Снимок

Вы проделали огромный путь от бизнесмена до чиновника и директора Высшей школы государственного управления. Вам не потребовалось никаких социальных лифтов. Почему же сейчас появилась необходимость в программе «Лидеры России»? Действительно ли путь в лидеры должен быть короче?

У меня никогда не было никаких покровителей. Мои родители ученые, которые всегда были далеки как от бизнеса, так и от госструктур. И мое мнение очень простое: настоящий лидер должен всегда искать пути для своего развития, продвижения. Это нелегко сделать, особенно в отдаленных регионах. Наличие таких проектов, как «Лидеры России», — хорошая возможность, но не единственная. Поэтому когда, не пройдя на следующий этап, человек начинает искать виноватых — от плохого интернет-соединения до неудачного дня тестирования, — для меня это не признак лидерства. Конкурс — это лишь одна из множества возможностей. Если получилось — отлично, если по каким-то причинам нет — лидеры совершенно спокойно ищут другие перспективы. У нас в стране много людей, которые независимо от социальных лифтов, родственных связей делают карьеру, развивают компетенции, растут и продвигаются. Но зачастую это непросто. И здорово, что есть шанс посредством честного соревнования сделать этот путь короче. Но без опыта и способностей дойти до финала конкурса «Лидеры России» невозможно. 

Вы ключевой руководитель проекта. Что для вас лично значит конкурс?

Я не сомневаюсь, что как страна мы не сможем успешно развиваться, если у нас не будет внятной кадровой политики. Это ключевая задача для нашего государства. Все остальные цели, связанные с экономикой, с социальными вопросами, даже с обороноспособностью, скорее, производные. И сама возможность внести хоть какой-то вклад в изменение, усовершенствование этой системы — это просто подарок судьбы для меня. Я очень благодарен Сергею Кириенко за доверие. Искренне верю, что «Лидеры России» — это правильная история. Но при этом не обольщаюсь и не хочу сказать, что один проект изменит всю нашу кадровую политику, всю страну. Это очень долгий, сложный путь. Но без этих кирпичиков, без этих элементов не будет движения. И «Лидеры России» — проект, о котором, я надеюсь, буду вспоминать на пенсии и рассказывать своим внукам.

После завершения конкурса 300 победителей наверняка найдут достойную работу. Как дальше будет развиваться система работы с кадрами? Какие планы у Администрации Президента? 

Вектор задан, планы президента понятны — движение в сторону меритократий. Но при этом, безусловно, сопротивление всегда будет, любая система сопротивляется изменениям. Это закон всех систем. И вопросы кадрового обеспечения не исключение. Поэтому будет непросто: будут движение вперед, какие-то остановки и препятствия, но я надеюсь, что мы будем двигаться в правильном направлении. Итоги «Лидеров России» будут понятны, когда мы посмотрим на победителей. И если мы увидим, что действительно таким образом отобрали людей, которые оказались востребованы в самых разных областях, если мы убедимся, что от такого подхода есть польза, тогда внимание к такого рода методикам будет гораздо больше, а скепсиса — меньше. Если этого не произойдет или произойдет не так заметно, значит, наверное, будут поиски других путей, чтобы выбрать правильную кадровую политику. Но вектор президентом задан однозначно.

Вам несколько раз приходилось менять направление деятельности. Чем планируете заняться через 5–10 лет? 

Затрудняюсь ответить. Но мне точно хотелось бы заниматься интересными, масштабными проектами, которые оказывают позитивное влияние на развитие нашей страны. Это правда очень мотивирует, лично меня привлекает. А вообще сейчас такое время, что изменения в профессиональной деятельности неизбежны, слишком быстро меняется мир. Мой пример далеко не единственный, когда люди после своего бизнеса приходят на государственные позиции. Это непросто, но очень интересно. 

Вы имеете в виду, что интересно обладать властью?

Нет, меня власть вообще не мотивирует. Я не хочу и не хотел каких-то погон, что называется. Это не про власть, это про другое. Например, «Лидеры России» — это проект, который реализуется совсем небольшой командой. И я в этой команде многому учусь у коллег. Но, с точки зрения влияния на будущее России, я считаю, этот конкурс гораздо важнее, чем мои предыдущие проекты. «Лидеры России» — это возможность внести свой вклад в позитивное развитие. Я очень оптимистично смотрю на будущее нашей страны, вообще на будущее. Я всегда говорю: если есть шанс как-то повлиять на то, чтобы наша жизнь становилась лучше, надо этим шансом пользоваться. И, возвращаясь к первоначальному вопросу, мне бы, наверное, не очень хотелось знать, где я буду через десять лет. Мне нравится некая непредсказуемость. Мир так быстро меняется, что через десять лет мы будем жить в других реалиях. И если в этих реалиях будут находиться интересные проекты, которыми можно будет заниматься, я буду счастлив. При этом у меня есть много планов в других сферах, например, в спорте. Я очень хочу в горы, никогда не занимался альпинизмом. Хочу подняться на серьезную горную вершину, понять, что это такое. У меня есть личные амбиции в беге и триатлоне. Я пробежал несколько марафонов и ультрамарафонов, сделал три Ironman’а. Но я понимаю, что хочу это сделать теперь на другом уровне — гораздо быстрее. Мне хочется выучить новые языки. Я бы с удовольствием, если бы было больше времени, занимался музыкой. Например, играл бы на фортепиано. Так что желаний масса. Мне вообще никогда не скучно. Есть столько всего еще неизведанного и несделанного.

Что дает вам такой заряд энергии и сил?

Две составляющие — семья и позитивное отношение к жизни. Последнее для меня особенно ярко раскрыл конкурс «Лидеры России» через призму того, как люди реагируют на сложности. Недавно разговаривал с учеными, специализирующимися на психологических аспектах лидерства, и они сказали, что есть прямая корреляция между позитивным отношением к жизни и успехом. Позитивное восприятие происходящего очень сильно помогает. И семья, жена и дети, которых я очень люблю, которые меня мотивируют, и вера в то, что хорошего на земле гораздо больше, чем плохого, дает мне возможность каждое утро просыпаться счастливым, несмотря на то что бывает тяжело. На мой взгляд, это самое важное.

Автор: Дарья Кичигина

Категория: Интервью

Новости по теме:

Слагаемые здоровья

Здравоохранение в любых экономических условиях остается в числе приоритетов государства. Именно качество медицинских услуг определяет уровень жизни населения, является гарантом стабильности и социальной защищенности граждан. Как сделать медицинскую помощь качественнее и доступнее, какова роль ГЧП в медицине, какие проекты здравоохранения актуальны сегодня и справится ли с ними бюджет, рассказала министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.