МСП: напряжение нарастает

дыбова

Деловая активность в России по итогам четвертого квартала 2015 года достигла минимального значения за всю историю наблюдений. Такие выводы сделали эксперты «Опоры России» по итогам исследования RSBI. К концу подходит первый квартал 2016 года. Какие настроения царят в предпринимательской среде и как бизнес справляется с падением продаж? Об этом мы поговорили с руководителем Комитета по развитию частного предпринимательства, малого и среднего бизнеса ТПП РФ Еленой Дыбовой.

Какие настроения у малого и среднего бизнеса сейчас? Ощущается ли депрессивный настрой?

Не сказала бы, что депрессивный, но напряжение нарастает. Это особенно касается тех, кто занимается производством и оказанием услуг. В регионах сильно падает платежеспособный спрос, от которого производители (даже микробизнес) очень сильно зависимы. К нам приходит все больше обращений с вопросом, как сохранить бизнес. Особенно этим интересуются те, кто работает в этой сфере много лет. Новую нишу найти тяжело, и мы сейчас пытаемся подставить предпринимателям плечо. У нас в ТПП, кстати, действует специальная бесплатная программа поддержки предпринимателей. Мы запустили проект «Навигатор успеха». Таким образом, в еженедельном режиме рассылается информация, например, о том, как сократить персонал с минимальными затратами, как найти новые методики, как развить производство. Мы стараемся подставить плечо, потому что видим: люди очень переживают.

Какие проблемы остаются ключевыми для МСП: нехватка кадров, высокие налоги, административные барьеры? Или на первый план выходят просевшие продажи?

Просели не то чтобы продажи. Мы же понимаем, что экономика – это сообщающиеся сосуды. И если начинает проседать один сектор, то это по цепочке распространяется на другие. По статистике, население стало экономить даже на продуктах питания, перейдя в другую ценовую категорию. Раньше, например, люди делали маникюр пять раз в неделю, сейчас – один, то же самое с парикмахерскими услугами. Это микробизнес тут же почувствовал на себе. Все сели в свои ракушки и ждут, что будет. Что касается производственного бизнеса, все боятся вкладывать в развитие. Мне говорят: «А зачем мы будем наращивать производство, когда сбыт вообще не гарантирован? Если раньше мы могли себе позволить, условно говоря, пятерых токарей, то сейчас оставили троих. Пусть лучше мы им будем доплачивать чуть больше, но еще два – это уже роскошь. Я не знаю, будет ли спрос на заказы или нет. Мало ли вдруг случится ситуация, когда санкции снимут, а импортозамещение свернут». И множество других подобных сомнений. Бизнесу нужна четкая, внятная стратегия от правительства, которое бы сказало: «Всем спокойно, есть план, будут заказы». Вот этого четкого сигнала на сегодняшний день ни одни предприниматель, ни крупный, ни малый, не получил от власти. И в этом проблема, потому что бизнес любит четкую стратегию. Он любит внятные сигналы. Это главное, что предприниматели сейчас ждут.

Елена Николаевна, а какие регионы показывают положительные результаты, несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране?

Позитивных примеров очень много. Ежегодно в ТПП мы проводим конкурс «Золотой меркурий» – это национальная предпринимательская премия. И с каждым годом выбирать номинантов и победителей становится все тяжелее, потому что сейчас очень много новых предпринимательских инициатив – от шитья до инновационного развития. Люди не сидят на месте. Все больше тех, которые понимают, что сидеть на государственной должности – это скучно. Они идут и начинают этот мир менять к лучшему. Таких примеров очень много. Я каждый год, когда вручаю премию, просто поражаюсь, насколько предприниматели энергичны. Они еще сами на ноги не встали, а уже занимаются благотворительными программами – поддерживают детские дома, защищают окружающую среду. У нас начинает вырастать хороший креативный класс предпринимательства, причем это не только молодежь. Там есть и 40-летние, и 50‑летние люди. Они уже состоялись в одной профессии, но потом делают резкий разворот, несмотря на кризис. Я, конечно, не могу сказать, что это массовое явление. Но все больше людей выстраивают позитивную повестку сами, без помощи государства. То есть люди просто берут и начинают работать 18 часов в день и создавать свою собственную среду.

Одной из основных проблем для малого бизнеса всегда был доступ к кредитным ресурсам. В условиях кризиса эта проблема обострилась. Как сегодня обстоят дела с кредитованием МСП?

Здесь все плохо. Мы опросили 10 тысяч предпринимателей. Из них кредитными ресурсами воспользовался 1%. Нет, понятно, что сейчас исторически есть те, кто закредитован, они со своими банками работают и производят перекодировку. А вот того, чтобы сейчас новые игроки пошли на это, нет.

Именно бизнес не берет кредиты или все-таки банки не дают?

Проблема со стороны банков. Правда многие из них сейчас начинают предлагать какие-то программы и для МСП. Банковский сектор тоже ведь просел. Просело частное и ипотечное кредитование, поэтому банки начали разворачиваться в сторону МСП. Но здесь процесс взаимный. На каком-то этапе кредитные организации перестали получать сверхприбыль, им вроде бы стал нужен малый бизнес. Но они никак не могут себя переломить и понять, что МСП – это не та зона, от которой нужно получать сверхприбыль. А банки ведь закладывают все риски. У нас в принципе вся банковская сфера работает против малого бизнеса. Что сейчас видим? Открытие расчетного счета – деньги; ежедневные, ежемесячные платежи – деньги. Платежки сейчас стоят уже каких-то нереальных денег, хотя банк – это клиент для предпринимателей. Потом анализируешь статью расходов: ничего себе, сколько у нас берут банки за свои услуги! Поэтому здесь предприниматели все больше считают деньги и спрашивают: «А в чем наша поддержка, если мы вам платим такие деньги?». Банки – это непрозрачная среда. А если учесть, что ЦБ сейчас принял политику сокращения количества банков, то топовая десятка пока что просто сумасшедшие условия диктует, а бизнес это чувствует, но ничего другого пока нет.

Что предлагает Торгово-промышленная палата России для решения проблем?

Я вас могу заверить, что мы стучимся во все двери. Первого марта был съезд, на котором присутствовал Владимир Путин. Мы обозначили достаточно серьезный уровень проблем бизнеса. Но это не значит, что мы только к президенту обращаемся. ТПП РФ – единственное объединение, которое участвует в обсуждении всех законодательных актов. И мы понимаем, что кричать после того, как закон принят, когда «ударило по голове», – это логично, но пока докричишься. А нужно на этапе принятия закона стараться не допускать всех этих ущемляющих норм. И вот здесь наша проблема в том, что бизнес никак не может понять, что нужно объединиться. Знаете, говорят, если бы еще при обсуждении закона о «Платоне» начали митинговать, может, и не было таких жутких историй. Понятно, что тяжело объединяться заранее, но гораздо более затратны последствия спорных решений. Гораздо больше времени уходит на то, чтобы защитить свои права, а нужно было объединяться и эти вопросы отстаивать сразу.

 

 

Категория: Интервью

Новости по теме:

Цифровая интеграция

Экономическая интеграция — основная миссия Евразийской экономической комиссии. Сегодня, когда инновационные технологии стали едва ли не основным условием для роста экономик, к приоритетным направлениям работы Комиссии добавилась цифровизация. О том, как важно погрузить экономические процессы ЕАЭС в цифровую среду, какие результаты принесет цифровая повестка, Журналу Стратегия рассказала Карине Минасян, член Коллегии (министр) по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям ЕЭК.