Вопреки ограничениям

шнауфф

Генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса Франк Шауфф рассказал Журналу Стратегия, стоит ли ожидать возобновления притока инвестиций в страну, какие условия сегодня наиболее оптимальны для работы зарубежных компаний и насколько адаптировано российское законодательство для инвесторов.

В начале года в интервью «Российской газете» вы сообщили, что ожидаете возобновления притока инвестиций в Россию. Оправдались ли ваши прогнозы?

Экономическая ситуация в стране выравнивается, об этом говорят в том числе данные оценки платежного баланса России, опубликованные Центральным банком. Согласно этой информации прямые иностранные инвестиции в небанковский сектор экономики России в первом полугодии 2017 года составили 13,7 млрд долларов, что в 1,9 раза больше, чем в первом полугодии 2016 года (7,2 млрд долларов). До 2014 года у России были одни из самых сильных позиций в глобальном рейтинге притока инвестиций. Но уже в 2015-м уровень прямых иностранных инвестиций в Россию снизился на 66,3% по сравнению с предыдущим годом. Об этом говорят данные отчета Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Необходимо снова войти в ту передовую группу инвестиционно привлекательных стран, в которой Россия была до 2014 года.

В 2016 году ситуация начала улучшаться, в этот период, если исходить из информации Банка России, уровень инвестиций в небанковскую отрасль страны значительно поднялся. К тому же небанковский сектор (промышленность, сфера услуг) оказался наименее чувствительным к воздействию санкций, в то время как финансовый, банковский сектор ощутил максимальное влияние ограничений. Тем не менее европейские компании продолжают работать в России, они приспосабливаются к изменившимся экономическим условиям, меняют инвестиционную стратегию. Согласно совместному ежегодному опросу АЕБ и «GfK-Русь» среди иностранных компаний, 32% респондентов сообщили, что экономическая ситуация на российском рынке в первом квартале 2017 года складывалась лучше, чем они ожидали. Высокий потенциал рынка в текущем году отметили 73% опрошенных (в 2016-м — 60%). Также почти вдвое увеличилась доля компаний, которые планируют наращивать инвестиции в России: с 23% в 2016 году до 42% в 2017-м. Мы ожидаем дальнейшей стабилизации российской экономики, умеренного роста и в инвестиционном плане. Ведь инвестиции — это не только деньги, это и новые передовые разработки, и технологии менеджмента.

Какие бизнес-риски считаете основными для успешной работы иностранных компаний в стране?

К сожалению, политика пока выступает определяющим фактором для торговых и деловых отношений между странами. В первую очередь работу европейских компаний в России тормозит ситуация, связанная с импортозамещением, с доступом к государственным тендерам, с возможной легализацией параллельного импорта.

Опасения у иностранных производителей вызывают проблемы равного доступа на российский рынок. К примеру, в закупках фармацевтики предпочтение отдается производителям лекарств полного цикла, тем, кто изготавливает препараты со стадии готовой лекарственной формы в России. Действия правительства, ориентированные в большей степени на товары и услуги российского происхождения, затрудняют работу иностранного бизнеса в стране, локализацию международных компаний.

Есть и другие бизнес-риски, к примеру дефицит квалифицированных кадров, изменения потребительского поведения, нарушения в цепочке поставок. Нашу обеспокоенность вызывает принятие санкций со стороны США, поскольку они затронут интересы европейских компаний и стран ЕС в энергетике и других секторах, связанных с Россией. Санкции препятствуют нормальному осуществлению деловой активности, могут привести к серьезному сокращению производства и числа рабочих мест в соответствующих отраслях. Поэтому Ассоциация европейского бизнеса выступает против любых экономических санкций и ограничений свободной торговли и инвестиций. Мы находимся в активном диалоге с российскими властями и Евразийской экономической комиссией, часто общаемся, объясняем, в чем риски для иностранных компаний, которые хотят работать на российском или евразийском рынке.

Насколько, на ваш взгляд, адаптирован для работы европейских компаний в России специальный инвестиционный контракт (СПИК)?

Специальный инвестиционный контракт существует всего два года, его подписали около десяти компаний. Пока для многих европейских организаций он не приспособлен. К нему есть много вопросов со стороны бизнеса, касающихся налоговых последствий, ответственности при достижении статуса российского производителя, работы государственной комиссии. На данный момент его положения об ответственности чрезмерны, они накладывают на инвестора санкции и затрудняют для многих компаний процесс реализации инвестиционных проектов в рамках СПИК. Но работа над поправками ведется. На ПМЭФ-2017 президент России заявил, что в СПИК будут внесены определенные изменения, чтобы этот инструмент стал более привлекательным и не препятствовал деятельности зарубежных организаций. Необходимо вести активную работу по привлечению прямых иностранных инвестиций, и СПИК по своему определению должен быть одним из способов для этого.

Оцените состояние диалога «бизнес — власть» в России. 

Со стороны иностранного инвестора могу отметить, что, несмотря на все существующие между ЕС и Россией проблемы, наша коммуникация с российскими властями работает хорошо. В июле мы приняли участие в Стратегическом совете при Министерстве промышленности, встречались с министром по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии Мукаем Кадыркуловым, на высоком рабочем уровне проходит взаимодействие с таможенными службами, налажен контакт с разными ведомствами РФ и ЕЭК, которые отвечают за экономические вопросы и развитие бизнеса, за инвестиции. Также ежегодно представители АЕБ встречаются с членами Европарламента и Еврокомиссии, мы обсуждаем и политические решения в том числе. Огорчает, что политики не всегда учитывают нужды бизнеса, политические интересы оказываются важнее экономических. Тем не менее диалог на всех уровнях ведется, мы пытаемся совместно решать проблемы. 

Насколько готово российское транспортное машиностроение к переходу на передовые технологии? Согласны ли вы с тем, что сейчас в промышленности России уровень роботизации крайне низкий?

Мы наблюдаем, как прогрессирует российский рынок, модернизируется транспортная инфраструктура. В частности, улучшено железнодорожное скоростное сообщение. Достаточно посмотреть, что произошло в Москве за последние годы: функционирует аэроэкспресс, открыто Московское центральное кольцо. Однозначно прогресс есть. Инновации — это то, что двигает экономику вперед, это повод и для инвестиций, они повышают производительность, рост или, по крайней мере, вырабатывают более рациональный подход к ресурсам, снижают количество ошибок.

К сожалению, в России пока невысокий уровень подготовки кадров, что достаточно сильно тормозит переход на передовые технологии. Повышение производительности невозможно без профессионалов. В целом и инфраструктура в стране, и рынок пока не готовы к введению новейших технологий. К примеру, даже об активном использовании электромобилей говорить пока рано как в России, так и в Европе. Это вопрос с перспективой на 10–15 лет. Роботизация в российской промышленности развита слабо. Мой коллега из Германии, который занимается вопросами роботизации, сообщил, что сейчас в Россию импортируется около 300 роботов в год. Это, конечно, очень мало. И этот вопрос напрямую связан с иностранными инвестициями.

Как будет происходить локализация машиностроения в России?

Сейчас первая проблема в российской экономике — это чрезмерная зависимость от экспорта. На конкурентоспособность российской экономики сильно влияет цена нефти и газа: если цена растет, снижается конкурентоспособность. Это приводит к неопределенностям российской экономики. В таких условиях крайне сложно работать малым и средним предприятиям. Крупные корпорации — Alstom, Siemens, Schneider Electric, ABB — будут продолжать инвестировать в Россию, локализовывать свое производство. Средним компаниям с небольшим оборотом «врываться» на российский рынок, по сути, бесперспективно. К примеру, на ИННОПРОМе я общался с одним из представителей немецкой компании, которая производит станки для разных производств. Это довольно развитая компания на высоком технологическом уровне, они производят около 60 станков в год. Но для иностранных инвестиций этого мало, они никогда не будут локализовывать производство ни в России, ни в любой другой стране. 

Для малого и среднего бизнеса неопределенность конкурентоспособности российского рынка — достаточно большая проблема. Вопрос локализации производства и инвестиций в российский рынок сложен и непонятен для средних компаний, поэтому они не решатся на это в ближайшей перспективе. При этом если мы посмотрим на структуру, допустим, немецкой экономики, то самые важные носители новых технологий и инноваторы в немецкой экономике — это именно средний и малый бизнес, именно они постоянно ищут новые решения для возникающих проблем. Однако сейчас конкурентоспособность российской экономики весьма неплоха, но для инвесторов это вопрос долгосрочной перспективы: достаточно сложно предсказать, как все будет развиваться в ближайшие 10–15 лет.

На ваш взгляд, оправдался ли активный вектор на импортозамещение, взятый правительством страны после введения санкций? Какие риски он таит и какие преимущества открывает?

Пока об этом рано говорить, должно пройти минимум пять лет после принятия активного курса на импортозамещение, чтобы мы увидели первые результаты и могли сделать выводы. Важны долгосрочные результаты, они более показательны. Сейчас необходимо делать упор на то, чтобы импортозамещение оставляло возможность для локализации новых производств, которые будут конкурентоспособны, высокопроизводительны. Нужна локализация именно эффективных производств, ведь российская экономика нуждается в инновациях, которые могут привнести в том числе и западные компании. А если из процесса импортозамещения или локализации исключить конкуренцию, это лишь затормозит развитие российской экономики. Мы видим позитивные изменения на фоне девальвации рубля: за последние два-три года европейские компании вновь стали экспортировать в Россию. Но нужно не только замещать импорт, а стимулировать компании конкурировать на глобальном рынке. Ориентироваться нужно именно на конкурентоспособность экспорта, нежели на импортозамещение.

 

Автор: Алина Куликовская

Категория: Интервью

Новости по теме:

Вырастить чемпиона

В прошлом году Томская область впервые попала в пятерку рейтинга инновационных регионов России, в основу которого положены активность и эффективность работы. О комплексном развитии инновационной и цифровой экономики Журнал Стратегия побеседовал с губернатором Томской области Сергеем Жвачкиным.