Найти нишу

1-8

Что стоит за упрямой статистикой, касающейся промышленного производства в России? Когда ожидать роста показателей и выхода отечественной продукции на международные рынки? Об этом Журналу Стратегия рассказал директор Департамента развития секторов экономики Минэкономразвития России Александр Масленников.

Как можно охарактеризовать экономическую ситуацию в секторах промышленности? Где оптимистичнее всего ситуация, а где предстоит решить крупные проблемы?  

По итогам четырех месяцев промышленность в целом показывает падение на 0,1%. По году мы ожидаем, что показатели сохранятся на уровне предыдущего года. По отдельным секторам ситуация разная. Хорошая динамика, например, в «пищевке» и в агропромышленном комплексе. Неплохие показатели демонстрируют химический комплекс, ряд сегментов машиностроения (производство машин и оборудования). Последние выросли на 4,4% за четыре месяца. Среди явных аутсайдеров — производство строительных материалов, этот показатель упал на 13,6%, и по году пока прогнозируется минус 10–12,5%. С электроэнергией в целом ситуация не плохая.

Легкая промышленность сейчас в числе приоритетов. Как обстоят дела в этом секторе? По этой сфере разработана отраслевая программа, и в этом году запущена. Мы постоянно находимся в диалоге с Минпромторгом по поводу инструментов для финансирования отрасли, поскольку существует традиционная сложность получения кредитов для предприятий легкой промышленности. Трудности с кредитами «на оборотку», конечно, частично закрываются действующими мерами, и предприятия получают кредиты, а вот с точки зрения инвестиционных проектов все не так просто. Мы общались и со Сбербанком, и с другими кредитными организациями — у всех очень высокие риски на залоги. И коэффициент гораздо выше, чем по другим секторам, — очень высокая оценка рисков у банков. Хотя сейчас мы стараемся эти оценки менять, потому что объективно и условия для отрасли изменились, и интересные проекты появляются. Порядка 30 инвестиционных проектов в легкой промышленности есть, которые возможны к запуску в ближайшее время. Если говорить про индексы, то за четыре месяца — плюс 2,8%, по году тоже ожидаем плюс в пределах 2,5–3% с увеличением в 2017 году до 4%.

В новостях то и дело появляются сообщения о том, что тот или иной автомобильный завод переходит на сокращенную рабочую неделю в связи с недостатком заказов. Как можете охарактеризовать ситуацию в автомобилестроении и машиностроении в целом?

Ситуация действительно непростая. По легковым автомобилям падение по итогам четырех месяцев составило 25%. К концу года ситуация улучшится, но на положительные темпы выйти не сможем. Сами производители тоже дают не радужные прогнозы. «Соллерс» ждет падения на 10%. «АвтоВАЗ» отстаивает более оптимистичную позицию, прогнозируя 5-процентное падение. По оценкам Минэкономразвития, падение по году ожидается от 8 до 10%. Хорошая динамика сейчас по грузовым автомобилям — 10%. По производству вагонов картина немного инертная, но стали появляться «живые» контракты. И мы ожидаем, что те меры, которые были приняты по отрасли, сыграют положительную роль и сформируют прирост в 2,5–4%. Станкостроение показывает спад, но на рынке появляются перспективные проекты. Например, группа «Стан» делает, действительно высококлассные станки. Причем не только по функциональным характеристикам, они даже по дизайну не уступают ведущим мировым производителям. Недавно видел их на выставке в «Экспоцентре» — продукт очень качественный. Я убежден, что отрасль движется в правильном направлении, поэтому если даже в этом году мы не увидим взрывного роста, то в среднесрочной перспективе эта отрасль еще взлетит. С точки зрения спроса наш рынок тоже становится интересным. Потенциал российского рынка подтверждает и тот факт, что сейчас локализуются ведущие мировые производители, такие как ДМГ. Мы «прощупываем» наших производителей на предмет экспортного потенциала, в принципе они сейчас не уступают по конкурентоспособности иностранным производителям. Другой вопрос в том, что очень сложно выйти на рынки. Для этого нужно привезти станок, который должен отработать до восьми лет. Только после этого можно получить все необходимые сертификаты и начать продавать в эту страну. Долгий процесс. Поэтому наши производители сейчас прежде всего ориентируются на внутренний рынок, он для них понятнее, доступнее и проще. По экспорту в машиностроении мы проводили отдельный анализ. Машиностроение поделили на четыре группы с точки зрения экспортного потенциала. Нам интересны из них две. Первая — растущий экспорт на растущих рынках, вторая — растущий экспорт на падающих рынках. В каких сегментах экспорт растет? Это сельхозтехника, легковые автомобили, разного рода турбореактивные двигатели, центрифуги, арматура, запоминающие устройства, телевизионные камеры. Более сложные истории в авиации, потому что мировые рынки довольно жесткие. Хотя, в общем-то, здесь тоже возможен рост.

В каком секторе промышленности самые крупные проблемы?

Если смотреть на индексы, то, наверное, самое серьезное падение сейчас в промышленности строительных материалов. Но это производная от строительства. И с восстановлением строительства будет восстанавливаться отрасль. Не знаю, насколько можно говорить о том, что это какие-то глубокие и нерешаемые проблемы. Потому что и мы, и Минстрой ожидаем, что уже в следующем году стройка можетпоказать положительные темпы. Значит в рост пойдет и производство строительных материалов. Но там есть серьезные и системные проблемы. Много устаревших мощностей, неэффективные производства с низкой производительностью труда, мало инновационной продукции. Даже на примере производства цемента можно увидеть, что «Евроцемент груп» начинает старые производства закрывать, переводя производство на новые мощности, которые создавались в последние годы, либо покупались. В целом, на цементном рынке мы ожидаем по году минус 10–11%.

 С 2002 по 2012 год промышленное производство в России увеличилось на 47,7%. В ряде стан СНГ этот показатель рос более существенно: Азербайджан — увеличение на 179,8%, Белоруссия — 129,8%, Узбекистан — 125,9%. Обгоняют Россию и такие страны, как Польша (84,7%), Республика Корея (83,6%), Турция (64,3%). Почему у России сравнительно низкие показатели?

Согласно статистике, которая приходит из ЕЭК, у наших партнеров из СНГ изначальный уровень промышленного производства был существенно ниже. Если в отрасли с минимальными показателями открывается новый завод, то в процентах это двукратный рост. По Корее более интересный кейс. Корея — высокотехнологичная страна, заявившая о себе. Мы тоже пытаемся диверсифицироваться с 2007–2008 года и, думаю, сегодняшние условия позволяют это сделать. При высоком курсе национальной валюты, факторы конкурентоспособности были отрицательными. Мы были не конкурентоспособны по базовым факторам: начиная от высокого уровня зарплат при низкой производительности труда и заканчивая стоимостью энергоресурсов. В результате к определенному времени, в 2012–2014 годах, стоимость электроэнергии превышала этот показатель в США и некоторых странах Западной Европы. То есть, в принципе, предпосылок для ускоренного роста промышленности не было. Сейчас ситуация изменилась. Мы видим появление хороших примеров в химической промышленности. И ожидаем также хорошие кейсы в машиностроении.

Когда вы ждете восстановления промышленности и ее роста? Какие меры для этого принимаются?

Восстановления промышленности мы ждем начиная со следующего года. В 2017 году увидим положительные темпы — рост на уровне 2–3%. В экономике есть нераспределенная прибыль организаций, есть экономические условия для создания новых мощностей. Учитывая то, что в следующем году мы ожидаем общее макроэкономическое восстановление, будут загружены те мощности, которые сейчас простаивают.

Осваивает ли российская промышленность новые рыночные ниши?

Это всегда непростой по времени и ресурсам процесс. На наш взгляд, имеет смысл осваивать новые ниши только в том случае, если в них есть экспортный потенциал. Узкие нишевые рынки, особенно рынки продукции с высокой добавленной стоимостью, как правило, очень специфичные, сложно на них выходить. Но с другой стороны, если на них вышел, то там довольно просто закрепиться. Правда, на это требуется много времени. Высокие временные и финансовые издержки на сертификацию, получение необходимых разрешений, на экспортное финансирование. Хороший экспортный потенциал, который можно наблюдать уже в этом году, есть в агропроме, пищевой и химической промышленности по отдельным сегментам.

Какие внешние барьеры существуют для выхода российской промышленности на международные рынки?

Внешние барьеры — это естественные барьеры, которые связаны с защитой рынков. Несмотря на ВТО и либеральную торговую риторику, национальные рынки серьезно защищены, особенно в таких секторах, которые касаются машиностроения, сельского хозяйства. И чтобы попасть на тот же рынок Китая, нужно приложить большие усилия для сертификации продукции. Прежде всего это защитная регуляторика иностранных государств. Это самый значимый барьер. Второй барьер — жесткая конкуренция с зарубежными производителями. Здесь проявляются уже наши внутренние противоречия — высокие издержки на логистику, недостаток экспортного финансирования. Естественно, у наших западных партнеров достаточно высокие объемы поддержки экспорта и более привлекательные условия. Например, сейчас мы в Египет выходим с вагонами, а там очень жесткая конкуренция была с иностранными производителями, с венгерскими и китайскими. Ожидаем, что в ближайшее время контракт все же состоится. Но сам процесс всегда очень сложный. Путь к успеху — правильное определение ниш. Однозначно, во всех секторах мы не сможем встроиться в производственные цепочки. Нужно выбирать те сегменты, в которых мы можем быть конкурентоспособными, где уже есть определенный задел.

Автор: Дарья Кичигина

Новости по теме:

Среда для инноваций

Три года назад в инновационный город Иннополис приехали первые жители, сейчас там проживают 3 000 человек, более 70 компаний стали резидентами ОЭЗ. Иннополис сотрудничает с IBM, Сбербанк-Технологиями, Яндексом. Что изменилось за это время, как развивается проект? Журнал Стратегия встретился с мэром Иннополиса Русланом Шагалеевым.

Социальные приоритеты

Экономист, социолог, директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева рассказала Журналу Стратегия, какие вызовы стоят перед экономикой страны, ждут ли социальную политику изменения с развитием цифровой экономики, а также как правильно использовать трудовой потенциал населения и развивать средний класс в стране.