журнал стратегия

#журнал стратегия

Извлечь нельзя оставить

shutterstock_284244404Численность населения Земли на 2013 год составляла более 7,3 млрд человек. С каждым годом эта цифра продолжает расти. По прогнозам ученых, количество живущих к 2050 году достигнет 10 млрд. Вместе с населением вырастут объемы транспорта, расширятся города. В связи с этим нельзя не задумываться о том, где брать ресурсы, когда традиционные источники будут истощены.

По данным исследования Международного энергетического агентства «Прогноз мировой энергетики», использование энергии во всем мире к 2040 году увеличится минимум на треть. И хотя в 2014 году на возобновляемые источники энергии пришлась почти половина новых генерирующих мощностей, человечество в целом продолжит ориентироваться на углеводородное сырье. Внедрение «зеленых технологий» дорого обходится, и они не всегда достаточно энергоемки. Ограниченные запасы урана и угроза экологической безопасности также не позволяют видеть АЭС в качестве полноценной альтернативы углеводородам.

Еще несколько лет назад ученые и ведущие эксперты говорили об активном истощении запасов газа и нефти. По данным исследователей, ежегодные общемировые приросты традиционных углеводородов во всем мире начиная с 1984 года не компенсируют годовую добычу. До сих пор существует теория «пика нефти», которой придерживается и Международное энергетическое агентство. Но уже многие аналитики отказываются от нее. В их числе автор популярных книг «Добыча» и «Поиск» Дэниел Ергин. Вместе с другими экспертами он уверен, что запасы нефти и газа в мире практически не ограничены. Важнейший потенциал – в нетрадиционных и трудноизвлекаемых источниках сырья. Это углеводороды, добыча которых невозможна или нерентабельна традиционными методами. К ним относятся тяжелая, высоковязкая, битумная нефть, нефтяные пески, сланцевая нефть, углеводороды, получение которых основано на процессе Фишера-Тропша: перегонка угля, газа или биомассы в жидкое топливо. Вопрос истощения легкоизвлекаемых углеводородов актуален и для России. В докладе МЭА «Прогноз мировой энергетики» говорится, что при замедлении разработки месторождений трудноизвлекаемой нефти и более быстрых темпах сокращения добычи традиционной нефти долгосрочный прогноз по нефтедобыче в России меняется в сторону понижения. В результате уровень добычи в 2040 году составит 9 млн баррелей в сутки, что на 0,7 млн баррелей в сутки меньше в сравнении с 2014 годом.

По оценке Минприроды РФ, при нынешних темпах добычи традиционные месторождения нефти истощатся через 30–40 лет

«Что касается легкоизвлекаемой нефти, наращивать добычу особенно негде, потому что старые месторождения, которые у нас есть в Западной Сибири, в Ханты-Мансийском автономном округе, имеют так называемую падающую добычу. В минувшем году добыча на них снизилась, по сравнению с 2014 годом, миллионов на пять», – приводит печальную статистику президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль.

По оценке Минприроды РФ, при нынешних темпах добычи традиционные месторождения нефти истощатся через 30–40 лет.

Но глава Минприроды России Сергей Донской настроен в целом оптимистично: «По газу мы на протяжении последних 30 лет на первом месте – и по запасам, и по производству. И, несмотря на различные технологические революции, произошедшие в топливно-энергетическом комплексе, в плане минерального сырья мы будем и дальше лидировать».

Геннадий Шмаль этот оптимизм не разделяет, уточняя, что наша страна потеряла свои лидерские позиции. Так, в торговле нефтью на долю РФ приходится 20%. Крупнейшие позиции в торговле газом еще остаются за нашей страной, но в добыче 3–4 года назад Россия уступила США.

«Они вырвались в основном за счет сланцевого газа. Пока мы считали, что это бутафория, «пропагандистская утка», они занимались разработкой технологий и стали добывать сланцевый газ. И сегодня примерно 40% от добычи газа в Америке приходится на долю сланцевого газа. За счет этого они увеличили добычу, объем бурения, значительно снизили себестоимость», – констатирует Геннадий Шмаль.

Потенциал нетрадиционных и трудноизвлекаемых углеводородов в разы расширяет горизонт обеспеченности энергоресурсами. Только по предварительной оценке, в 2013 году их запасы прогнозировались на уровне 40 млрд тонн.

В России известно несколько крупных объектов таких углеводородов: хадумская свита и кумский горизонт на Кавказе, баженовская, абалакская и тюменская свиты в Западной Сибири, доманиковая свита (и аналоги), включая низкопористые нефтенасыщенные пласты в карбонатных и терригенных коллекторах девона, карбона, перми в Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, куонамская, синская свиты, осинский горизонт в Восточной Сибири.

Самыми перспективными называют месторождения баженовской свиты. Запасы только на этой площадке оцениваются в 100–170 млрд тонн. Ведущий геолог-нефтяник России, академик РАН Алексей Контарович считает, что извлекаемыми из них являются 25–27 млрд тонн. Для сравнения, на данный момент в России на балансе всех извлекаемых запасов нефти по категориям ABC1 + C2 – 28,9 млрд тонн.

«Отработка методов освоения нетрадиционных и трудноизвлекаемых углеводородов сегодня очень важна. Особенно для старых промысловых регионов с развитой инфраструктурой, где месторождения легкой нефти практически выработаны. За счет локализации перспективных для освоения низкопористых терригенных и карбонатных толщ в пределах нераспределенного фонда недр можно добиться значительного прироста минерально-сырьевой базы, что очень актуально для нефтяных компаний, работающих в регионах, запасы которых истощаются», – пояснил заместитель директора Департамента планирования и подготовки объектов ГРР по госзаказу АО «Росгеология» Олег Корчагин.

Минерально-сырьевая база России позволит ей быть среди лидеров по добыче нетрадиционных и трудноизвлекаемых углеводородов. Однако для этого необходимо интенсифицировать работу в изучении таких ресурсов и технологий их освоения.

Олег Корчагин, заместитель директора Департамента планирования и подготовки объектов ГРР по госзаказу АО «Росгеология»

Российские компании все активнее начинают включаться в освоение ТРИЗ. Первыми стали изучать нетрадиционные источники газа в России специалисты «Газпром». В начале 2000 года компания совместно с Минприроды начала добывать метан угольных пластов – нетрадиционный газ. Работы проходили на полигоне в Кемерове. Сейчас разработанная отечественная технология позволяет вести на Кузбассе опытно-промышленную добычу этого газа.

По информации АО «Росгеологии», на баженовской свите успешно ведет работы по опытно- промышленной эксплуатации целый ряд компаний: «Сургутнефтегаз», «Роснефть», «РИТЭК», «Лукойл », «Газпромнефть».

Наибольшим опытом разработки залежей в баженовской свите обладает «Сургутнефтегаз». Компания на протяжении последних 30 лет пробурила более 600 скважин, из которых более 70% получили притоки нефти, в том числе весьма значительные – до 300 тонн в сутки.

Представители компании «РИТЭК» (дочернее предприятие НК «Лукойл ») еще в конце прошлого года заявили об амбициозных планах по освоению баженовской свиты. Предприятие начало проверку уникальной для России технологии по термогазовому воздействию на пласт горных пород. С помощью этого отечественного метода нефтеотдача месторождения может достигать 40%. При успешном завершении испытаний планируется ввести технологию в промышленную эксплуатацию уже в 2018 году.

«Компания «РИТЭК» ведет разработку тутлеймской свиты (фациальный аналог баженовской свиты) Средне-Назымского и Гальяновского месторождений. С 2007 года эксплуатация ведется с применением методов увеличения нефтеотдачи, самым эффективным из которых оказался способ стимуляции притоков соляно-кислотной обработки призабойной зоны. Компанией «Салым Петролеум Девелопмент» (совместное предприятие «Газпром нефть» и компании Shell) проводится освоение Салымской группы месторождений, где предприняты попытки добиться результата с применением технологии горизонтального бурения на баженовскую свиту.

В последние годы углубленное изучение баженовской свиты проводились компанией «Роснефть» совместно с «ЭксонМобил». Огромным опытом внедрения инновационных технологий добычи тяжелой нефти обладают нефтяники Республики Татарстан», – добавляет Олег Корчагин.

Глава Минприроды России Сергей Донской отмечает, что многие компании в качестве потенциала для своего развития планируют начать добычу ТРИЗ в 2025–2030 годах. И это реально, так как часть месторождений, которые сейчас разрабатываются, в 70-х годах считались трудноизвлекаемыми.

«Важно, чтобы обеспечение добычи стимулировало развитие науки, технологий, производство в смежных отраслях. Например, чтобы пробурить Кольскую сверхглубокую скважину (больше 12 км), пришлось построить там целый завод. Для одной скважины! А если их будет больше, то потребуется задействовать огромное количество институтов и производств. Конечно, желательно, чтобы все это было отечественное, чтобы мы за счет природных ресурсов могли развить собственную экономику», – подчеркивает Сергей Донской.

Недостаточный уровень технологий и рентабельности добычи при существующих методах продолжают оставаться одними из главных проблем.

Для того чтобы колоссальные ТРИЗ стали экономически выгодными, предстоит решить много серьезных вопросов. Несмотря на оптимистичный настрой компании «РИТЭК», президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль уверен, что хорошая технология для добычи нефти из баженовской свиты еще не найдена. А усилий одной компании недостаточно. Требуется создание научно-производственной программы разработки данных месторождений, в которой будут участвовать все академические институты и компании. Нужен симбиоз науки и практики, чтобы выработать эффективное решение проблем.

«Баженовская свита сложена глинистыми осадочными породами, и там традиционные методы извлечения нефти с закачкой воды не проходят. Наоборот, воду закачал – глина разбухла и вообще закрыла все глинистые коллекторы трещиноватые. Это вопросы большой науки», – считает Геннадий Шмаль.

Осваиваются те месторождения, разработка которых экономически целесообразна. В той же Западной Сибири примерно около 400 месторождений не разрабатываются потому, что при существующем налоговом режиме они нерентабельны.

Геннадий Шмаль, президент Союза нефтегазопромышленников России

Эксперты «Росгеологии» в качестве главных вопросов на первый план выносят проблемы, связанные с новизной объектов. Это отсутствие и понятийной базы, и классификации, и теории прогноза локализации объектов, и регламентов геологоразведочных работ, и методик подсчета запасов и оценки геологических рисков, и знаний о технологиях добычи в зависимости от условий геологического залегания, и свойств коллекторов и физико-химических параметров флюидов, а также малый опыт добычи такого сырья.

Эти задачи решаются во вновь созданном центре по изучению и освоению трудноизвлекаемых запасов и нетрадиционных углеводородов. Учреждение разрабатывает понятийную базу объектов и вырабатывает предложения по изменению законодательства.

«Кроме того, у российских ученых достаточно собственных интересных наработок и идей, которые стоило бы развивать. «Росгеология» за последние два года создала банк инновационных технологий, включающий 18 отечественных методик от государственных научно-исследовательских и частных инновационных групп (11 технологий касаются локализации и диагностики трудноизвлекаемых запасов и нетрадиционных ресурсов, еще семь – совершенствования добычи трудноизвлекаемых запасов углеводородного сырья). Холдинг сегодня готов предложить оригинальные решения по работе с ТРИЗ», – рассказывает Олег Корчагин.

Выступая на Международной научно-практической конференции в Татарстане, доктор геолого-минералогических наук Николай Запивалов отметил еще два важных вопроса, на которые следует обратить внимание. Это замедление разведочных работ и низкая нефтеотдача. В первом случае добывающие компании часто останавливает большой коммерческий риск – коэффициент успешности разведки бывает 20–30%. Во втором случае недропользователи, выработав легкую нефть, бросают остаточную. По мнению экспертов, это сырье могло бы стать хорошим резервом, который позволил бы как минимум поддержать добычу на существующем уровне.

Уровень добычи нефти в России в 2040 году, по прогнозам, составит 9 млн баррелей в сутки, что на 0,7 млн баррелей в сутки меньше в сравнении с 2014 годом

«Коэффициент нефтеизвлечения у нас сегодня примерно 0,29–0,3. У американцев он выше – 0,4, а главное, имеет тенденцию к повышению. Нужны серьезные программы, связанные с использованием методов увеличения нефтеотдачи. Их существует несколько сотен. Но мы используем очень небольшую часть. Одна из причин – недостаточное финансирование всех мероприятий, связанных с разработкой новых технологий. Мы тратим на опытно-конструкторские работы обычно где-то 1%. Хотя даже в период кризиса 2012 года компания Shell передала на это больше 1 млрд долларов. А в том году все наши компании вместе с «Газпромом» затратили всего 250 млн долларов. Поэтому, если мы не будем заниматься разработкой новых технологий, нового оборудования, то нам не решить проблему повышения нефтеотдачи. Это второй резерв, связанный если не с увеличением добычи, то хотя бы с поддержанием на той планке, которой добились», – приводит статистику Геннадий Шмаль.

Отдельным пунктом в разработке нетрадиционных и трудноизвлекаемых запасов углеводородов стоит освоение арктического шельфа. Напомним, трудноизвлекаемых запасов нефти на балансе России сейчас 28,9 млрд тонн. Аналитики считают, что успешное освоение хотя бы четверти этих запасов в краткосрочной перспективе могло бы стать эффективнее очень дорогого арктического шельфа. С ними согласен Геннадий Шмаль. Эксперт уверен, Россия не готова к разработке запасов северного шельфа ни технически, ни технологически, ни экономически.

«Шельфом нужно заниматься в плане изучения – сейсмика, скважины, а это все очень дорого. Поэтому при нынешних ценах ни о каком шельфе речи идти не может, так как там одна себестоимость будет в 2–3 раза дороже, чем сегодняшняя цена нефти. Я считаю, стоит заниматься Восточной Сибирью, повышением КИН, освоением технологий разработки баженовской свиты, иных отложений. На шельфе нужно просто застолбить за собой зону, заниматься надо правовыми вопросами, а с добычей спешить не стоит. Для защиты диссертации шельфом заниматься надо, а для экономики – нет, потому что это может нас разорить», – уверен президент Союза нефтепромышленников России.

Он отмечает, что в течение 15–17 лет на шельфе велось строительство платформы, которое обошлось в 5 млрд долларов. По итогам ее работы добыто около 1 млн тонн нефти. Но стоимость сырья оказалась значительно выше мировой. Также для полноценной разработки в этом регионе нужны суда обеспечения, которых у России нет. Геннадий Шмаль отмечает и отсутствие техрегламентов и стандартов работы на шельфе. Все это может привести к экологической катастрофе.

Однако освоение Арктики, изучение региона, формирование представлений о том, чем он богат, какова его ресурсная база – важная задача, которая поставлена на государственном уровне. Ее выполнение позволит рационально подходить к вопросу использования природных ресурсов страны, решать проблемы экономического и социального развития труднодоступных регионов Севера и Дальнего Востока.

Самыми перспективными называют месторождения баженовской свиты. Запасы только на этой площадке оцениваются в 100–170 млрд тонн

«Не заниматься такой работой было бы неправильно. Тема освоения нетрадиционных и трудноизвекаемых ресурсов сейчас становится для России все более актуальной, об этой задаче говорится на самом высоком уровне. Безусловно, требуется конкретная программа по данному направлению, меры поддержки бизнеса и стимулирования притока инвестиций в эту сферу», – заключает Олег Корчагин.

Глава Минприроды России Сергей Донской называет работы на арктическом шельфе заделом на будущее.

«Если мы сейчас не будет его изучать, проводить геологоразведочные работы, не разработаем соответствующие технологии, то упустим время. И когда появится необходимость в разработке этих запасов (лет через 20–30), мы будем не готовы их осваивать. Мировые компании, занимающиеся освоениями арктического шельфа США и Норвегии, придерживаются именно этой точки зрения», – говорит министр.

анонсы
мероприятий
государство

Андрей Белоусов сравнил энергопереход в РФ с промышленными революциями

 

#,
государство

Правительство РФ призвало готовиться к сокращению использования нефти и газа

 

#, ,