журнал стратегия

#журнал стратегия

Культура и система вакцино­профилактики: фокус развития в условиях глобальных вызовов

В преддверии утверждения правительством Стратегии иммунопрофилактики инфекционных болезней до 2035 года в МИА «Россия сегодня» состоялась дискуссия с участием представителей Совета Федерации и Госдумы, экспертов Минздрава и Роспотребнадзора, руководителей и специалистов ведущих фармкомпаний.

*Вы можете посмотреть видео или прочитать текстовую версию:

Александр Плакида, модератор дискуссии, исполнительный директор платформы «Эффективное здравоохранение» при РАНХиГС:

— Мы живем в уникальное время, когда здравоохранение достигло, пожалуй, высочайшей точки своего развития. Сегодня человек теоретически может жить в два раза дольше, чем это было сто-двести лет назад, с помощью технологий, препаратов и т. д. Вакцинация, безусловно, одно из величайших достижений. Благодаря ей удалось существенно изменить ситуацию с детской смертностью. Более того, сегодня система вакцинации продолжает расширяться на взрослые слои населения, что также дает подтвержденный эффект увеличения продолжительности жизни.

Мы сегодня находимся в контексте глобальной пандемии, и мы все прекрасно помним, что это происходит не впервые. Мы говорим не только и не столько об эпидемии. Мы говорим о системе, которая существовала задолго до нее и, уверен, будет существовать и далее. И мы как раз хотим поговорить о том, каким образом она должна быть устроена, как она должна развиваться и какие в ней должны быть мероприятия, чтобы предотвращать такого рода вспышки.

Изменилась модель жизни человека — пресловутая глобализация, общение и контакты по всему миру. Поменялась поведенческая культура, и это очень важный момент, который абсолютно точно влияет на то, с чем мы сегодня столкнулись. И это, в свою очередь, означает, что также должна меняться и система вакцинопрофилактики.

То, каким образом мы с вами планируем эту систему, во многом определяет, насколько она будет эффективна, как она будет исполняться и в итоге ее успешность. Это своего рода первая линия защиты.

Также хочу в рамках нашей дискуссии анонсировать, что мы запускаем исследование, которое будет посвящено анализу причин происхождения антивакцинальных настроений. Изучим и влияние СМИ, которые в каком-то смысле идут на поводу у аудитории, потому что люди отвлекаются на более яркие триггеры. Это исследование мы планируем завершить до конца года.

Татьяна Кусайко, заместитель председателя комитета Совета Федерации по социальной политике:

— 157-й федеральный закон «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» направлен прежде всего на основные принципы: добровольность, безопасность, эффективность, доступность и, естественно, качество.

На самом деле те граждане, которые воздерживаются по своим мотивам от вакцинации, в большинстве случаев сами привиты. И сегодня на родителях лежит огромная ответственность за здоровье своего ребенка в будущем.

И наверно, наша задача — и законодателей, и всего профессионального сообщества — донести и разъяснить, насколько важно следовать тем принципам иммунопрофилактики, которые отражены во всех действующих документах. Особенно это важно сейчас — в период пандемии коронавирусной инфекции.

И я хотела бы сказать, что, действительно, забота на уровне президента о развитии стратегии и ее принятии говорит о том, насколько важна национальная безопасность нашего населения.

Айрат Фаррахов, член комитета Государственной думы по бюджету и налогам:

— После дискуссий на Гайдаровском форуме в начале года мы поняли, что вопрос доверия является ключевым в части вакцинопрофилактики. И мы подготовили проект внесения изменений в законы об иммунопрофилактике, где предлагали правительству сделать широкий, масштабный отчет по итогам работы по национальному календарю профилактических прививок за предыдущий год.

Мы видели, что в социальных сетях очень много негативной информации, в том числе и непроверенной, о якобы имеющихся осложнениях после прививок. Государство, правительство не очень активно в этом плане и проигрывает эту борьбу в соцсетях. И при этом не предоставляет информацию Минздрава, Роспотребнадзора. Информирование недостаточно и носит в основном узкопрофессиональный характер и малодоступно для граждан. И мы предлагали, чтобы правительство сделало отчет и он был бы максимально открытым.

Мы полагаем, что только открытость информации позволит модернизировать НКПП, выделять достаточные источники финансового обеспечения, чтобы эти программы расширялись, пользовались доверием граждан и стали реальным инструментом в достижении национальных целей.

Безусловно, сейчас очень сложная экономическая ситуация, тем более есть неопределенность, как все будет развиваться. У нас предстоит дефицитный бюджет и, конечно же, будут проблемы. Мы знаем те параметры, которые правительство предлагает с точки зрения уменьшения расходов, но я абсолютно уверен, что те цифры, которые были заложены на предыдущую трехлетку, останутся и на последующий плановый период. Потому что сегодня очевидно, что это один из важнейших инструментов сохранения здоровья наших граждан, и, я думаю, парламентарии проведут очень серьезную работу и эти статьи расходов, безусловно, должны быть защищены.

Подчеркну, нужна открытость, касающаяся осложнений при вакцинации. Такие случаи бывают, но они абсолютно не имеют тот масштаб, о котором пишут оппоненты. Кроме того, нужно серьезно подумать о той ответственности, которая должна возникать у тех, кто распространяет непроверенную, непрофессиональную и фейковую информацию о прививках.

Мы должны вести статистику осложнений, она должна быть открытой, должна быть профессионально представлена. Если возникают такие случаи, мы должны предусмотреть нормальные, высокого уровня выплаты от государства. Сегодня они идут из резервного фонда правительства РФ, и они должны быть опять же прозрачными и достаточными. И к этому вопросу мы планируем возвращаться.

Владимир Чуланов, главный внештатный специалист Министерства здравоохранения РФ по инфекционным болезням:

— Процесс совершенствования национального календаря профилактических прививок (НКПП) носит системный характер, в нем участвует ряд ведомств, из которых ключевую роль на себя берет Минздрав РФ.

Также в формировании предложений для изменения календаря участвует Роспотребнадзор, Росздравнадзор, обязательно — Минпромторг. При Министерстве здравоохранения есть рабочая группа экспертов по вопросам вакцинопрофилактики, инфекционных заболеваний, которые готовят обоснованные предложения для изменения НКПП.

Надо отметить, что приоритетным направлением совершенствования национального календаря является обеспечение вакцинации против гемофильной инфекции всех детей, не только групп риска, как сейчас. Это универсальное применение инактивированной полиомиелитной вакцины.

Широко обсуждаемый вопрос, и на глобальном уровне в том числе, — это внедрение таких прививок, как иммунизация против ротавирусной инфекции, вируса папилломы человека, ветряной оспы, менингококковой инфекции. Сейчас это очень актуально, поскольку эпидситуация довольно напряженная.

Одно из направлений стратегии — максимально широкое применение комбинированных вакцин, потому что инъекционная нагрузка на детей сейчас довольно большая.

Расширение возможности применения вакцинации против коронавирусной инфекции — это то, что сейчас для нас особо актуально. Эта вакцина должна стать компонентом НКПП.

Безусловно, ключевым является наличие и доступность эффективных, качественных и безопасных вакцин в Российской Федерации. Это, кстати, одна из ключевых задач стратегии. Необходимо обеспечить страну полным циклом производства вакцин, которые входят в национальный календарь профилактических прививок.

Александр Горелов, заместитель директора Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора:

— Ключевым мерилом, определяющим включение в календарь прививок тех или иных профилактических программ, является эпидситуация не только в нашей стране, но и в мире. Классическим примером является корь, и поэтому, мне кажется, назрел вопрос — абсолютно остро — о принятии национального календаря прививок для взрослых, потому что вакцинация должна идти через всю жизнь, а пока в основном у нас защищенная часть — это дети.

Если мы не переносим детские инфекции, в силу определенных обстоятельств, когда положено, то, к сожалению, во взрослом возрасте они протекают достаточно тяжело. Здесь возникает вопрос не только расширения календаря, но и мониторинг взрослого населения за состоянием поствакцинального иммунитета.

Всемирная организация здравоохранения привела, на мой взгляд, ужасающие цифры. Для меня, как педиатра, в том числе. В 59 странах была приостановлена вакцинация от кори, и 179 млн детей не получили прививки от нее.

Есть определенная озабоченность, что базисные прививки от столбняка, дифтерии, прочих инфекций также в большинстве стран, к сожалению, были вычеркнуты из жизни детей, что будет сказываться в будущем. Например, мне приятели прислали информацию, что в ряде аэропортов зарубежных стран висит лозунг: «Осторожно, вы можете столкнуться с дифтерией». Это встречается на Филиппинах, в некоторых странах Латинской Америки.

Многочисленные опросы показывают, что большинство знаний о вакцинации население получает от медиков. И здесь, к сожалению, мы можем констатировать, что терапевты — не самая приверженная вакцинации группа. И поэтому нужно начинать с преподавания в медицинских вузах основ иммунопрофилактики.

Лейла Намазова-Баранова, председатель исполнительного комитета Союза педиатров России:

— Как развивалась ситуация с вакцинацией в целом в нашей стране с началом пандемии COVID-19? Мы, естественно, прогнозировали с самого начала большие сложности, именно поэтому Союз педиатров России вместе с другими профессиональными ассоциациями неоднократно обращался в Минздрав, размещал соответствующие документы на своих профессиональных страницах о необходимости продолжения плановой вакцинации, как то и рекомендовалось Всемирной организацией здравоохранения. Мы очень переживали, потому что прекрасно понимали, к чему приведет фактически коллапс этой системы.

Я говорю про все глобальное здравоохранение, потому что страны не понимали, как продолжать вакцинировать детей в условиях нарастающего количества пациентов с COVID-19. Есть данные на начало лета, что в США за первые пять месяцев 2020 года заявки на вакцинацию детей были уменьшены на 3,5 млн. Это огромный процент непривитых детей.

Индия к началу лета, еще до начала драматического подъема числа случаев заражения коронавирусом, имела снижение вакцинации среди детей на 69%. Это огромные цифры. Поэтому неудивительно, что миллионы детей в мире недополучили вакцины. Мы очень опасались этого и неоднократно обращались через профессиональные группы, работали с регионами как раз для того, чтобы не были приняты необоснованные решения по остановке вакцинации.

И к счастью, с детьми нам удалось этого избежать, хотя некоторые регионы говорят, что уровень вакцинации за период эпидемии снизился у них на 30–50%. И они вынуждены были в нагоняющем режиме восстанавливать показатели за летние месяцы.

Главная национальная цель на сегодня — увеличение продолжительности жизни. Положительные демографические результаты могут быть достигнуты либо очень большим подъемом рождаемости, либо существенным продлением жизни людей. И конечно, вот именно второй механизм на сегодняшний день представляется более реалистичным. А без вакцинальных программ это невозможно по определению.

Иногда не очень лестные отзывы в отношении вакцинации мы слышим от работников федеральных или региональных органов исполнительной власти, департаментов или министерств здравоохранения. И вот это совсем печально, потому что чиновники тоже должны быть все вакцинированными. И второй вопрос: а какая же ответственность будет лежать на тех, кто не транслирует эти знания пациентам? Ведь фактически вакцинация — это государственная политика.

Здесь также может позитивное влияние оказать маркировка. Она поможет собрать сведения о побочных реакциях на эти препараты, то есть то, к чему мы стремимся — к открытости. И у нас будет дополнительная аргументация, так как за каждой маркировкой стоит конкретный препарат конкретного производства. Мы всё это можем проанализировать, то есть вновь говорим об открытости информации.

Я бы два слова добавила — личный пример. Частый вопрос, который задают пациенты: «Вот вы так долго и много рассказываете, а вы сами вакцинируетесь?» Да, я верю в то, о чем я говорю. Я вакцинируюсь сама, я вакцинирую своих родителей, детей и внуков, всех своих родственников.

Часто в вопросах людей, далеких от медицины, я слышу сомнения в качестве вакцин: «Мы не уверены, что они там засунули». Я всегда задаю вопрос: «А вы когда-нибудь были на самом производстве вакцин. Вы вообще видели, как это организовано, как это происходит?»

Люди совершенно не представляют этого, поэтому я многократно предлагала, в том числе представителям бизнеса, чаще показывать по телевизору свои производства, чаще информировать население о том, что его представление о производстве вакцин базируется на сведениях из каких-то очень далеких времен, что сегодняшнее производство — это космос! Настолько это современно. И невозможно никаким образом ничего туда подбавить, как говорят обыватели.

Фредерик Жумель, генеральный менеджер бизнес-подразделения «Санофи Пастер» Евразийского региона:

— Я слышал о необходимости доверия к вакцинации, доступности вакцин. Я хочу добавить еще одно слово — «партнерство». Владимир Путин недавно как раз об этом говорил в ООН. Он сказал, что здравоохранение сейчас, как и экономика, испытывает большие сложности и необходимо создать благоприятные условия для развития партнерства. Партнерство — принципиально важный элемент, с моей точки зрения, в этом контексте. Это как раз то, что очень близко моему сердцу.

У нас крепкие партнерские отношения с российской компанией «Нанолек», конструктивные отношения с Министерством здравоохранения. Мы работаем в России уже много лет и поставляем вакцины для защиты от различных инфекций. Партнерство — это то, что нас объединяет, вокруг чего все вращается.

Мы сотрудничаем с органами здравоохранения в Африке, Бразилии, Турции, Японии и других странах. Вакцины должны быть безопасными и эффективными — это те условия, которые позволяют применять их для максимально большого числа людей. Вот главная наша задача во всех странах. Мы инвестируем колоссальное количество ресурсов в то, чтобы никто не страдал и не умирал от инфекций, предотвращаемых вакцинами, ведь от этого зависит будущее детей.

Вернемся в Россию. Безусловно, для нас это приоритетный рынок, и у нас уже зарегистрированы вакцины против девяти заболеваний. Наша цель — не просто поставлять продукт, а представить рынку лучшие решения, качество которых соответствует наивысшим стандартам. Чтобы произвести вакцину, требуется колоссальной сложности процесс. Это сложнее, чем произвести любое другое лекарство. Производство комбинированной вакцины занимает 24–36 месяцев. И 70% времени — это проверка качества. Поэтому поставки вакцин нужно планировать заранее.

Мы надеемся, что в дальнейшем Министерство здравоохранения РФ будет поддерживать заключение долгосрочных контрактов, которые позволят осуществлять точное планирование производственных мощностей, что, в свою очередь, обеспечит своевременные и бесперебойные поставки вакцин.

Наши дети должны быть надежно защищены, они должны получать лучшие вакцины против любых инфекционных заболеваний — от дифтерии, столбняка, оспы, вируса папилломы человека и других. Инвестиции в наших детей, в наше будущее — это самое главное.

Владимир Христенко, президент компании «Нанолек»:

— Если говорить про вакцину от коронавируса, то, слава Богу, наша страна и наша наука одной из первых в мире смогла этот вызов принять, смогла эту вакцину разработать. Теперь вопрос в масштабировании производства, по сути, до сотен миллионов доз.

Этот процесс во всех странах идет достаточно непросто. Каждый день, мы видим, между разными компаниями подписываются какие-то огромные соглашения о том, что еще миллиард долларов надо инвестировать в производство, потом еще миллиард. Потому что, действительно, таких объемов никто не ожидал. Производство вакцин не создается за один день: параметры и контроль качества, о которых говорили коллеги, необходимо обеспечить.

Внедрение этих процессов требует времени, поэтому чем лучше мы будем подходить к планированию, в том числе имея в голове потенциальные угрозы, тем проще нам будет реагировать на подобные вызовы в дальнейшем.

Мне кажется, у нас есть небольшой разрыв с краткосрочным планированием (а для меня трехлетнее планирование — краткосрочное). Тем не менее есть серьезные подвижки — Минздрав начал заключать двухлетние контракты на вакцины. Сейчас обсуждают трехлетние контракты, и я считаю, что это абсолютно правильно, это вписывается в бюджетный цикл на данный момент, позволяет уже серьезно планировать свою производственную активность. Притом что, например, срок производства полиомиелитной вакцины от а до я составляет два года.

Поэтому когда мы имеем однолетний контракт, то, конечно, производитель вынужден задолго до его заключения брать на себя соответствующие риски, начинать производство, понимая, что в случае однолетнего контракта просто технически исполнить его будет невозможно.

Можно в календарь прививок внести любые вакцины, но если их некому поставить, то как его исполнить? Поэтому для нас, наверное, планирование на пять-семь лет является стратегически важным.

Антон Катлинский, советник по науке компании «Нацимбио»:

— На сегодняшний день существует глобальный дефицит производственных мощностей. Это говорит о том, что на глобальном уровне решить проблему немедленного включения производства новых вакцин или резкого увеличения объема производства уже имеющихся просто невозможно.

Рекомендованный объем — 2,5 млрд вакцинаций в год, основываясь на численности населения Земли. Максимальные производственные мощности сегодня — 750–800 млн прививок, то есть в несколько раз ниже! Например, мы можем произвести вакцин против гриппа примерно в пять раз меньше, чем нужно для решения проблемы с гриппом на глобальном уровне. Ни по одной инфекции на сегодняшний день глобально ситуация стопроцентного охвата не решена.

За три месяца было налажено производство хирургических масок в этом году, обеспечили ими практически все население. По крайней мере, в Европейском регионе. С вакцинами ситуация абсолютно иная, потому что, как сказали коллеги, это вопрос многолетнего планирования. Пять-семь лет — это горизонт, который мы обязаны обсуждать уже сегодня. И обсуждать не просто набор мероприятий, а в первую очередь смену приоритетов.

Обращаюсь к нашим соотечественникам. Есть всего два выбора: вы можете заболеть и лечиться или вы можете не заболеть. Если вы хотите не заболеть, тогда вам к нам — тем, кто занимается вакцинопрофилактикой.

Андрей Ломакин, первый заместитель гендиректора биофармацевтической компании «ФОРТ»:

— Мы в прошлом году подписали большой контракт с нашим международным партнером MSD по производству и трансферу технологий вакцины для профилактики вируса папилломы человека, ротавирусной инфекции и ветряной оспы. И здесь у нас большие совместные планы по локализации этих продуктов. Контракт рассчитан более чем на 10 лет, поэтому считаем, что в результате совместной работы мы достигнем очень глубокого уровня локализации.

Действительно, производство вакцин занимает очень много времени. И для того, чтобы организовать горизонт планирования в пять-семь лет, нужно обязательно иметь гарантированный спрос со стороны Министерства здравоохранения или субъектов Российской Федерации. Чем более длительное будет планирование у заказчика, тем у производителя будет больше возможностей просчитать свою деятельность таким образом, чтобы покрыть все потребности.

Мы являемся одним из крупнейших производителей вакцины для профилактики гриппа, и в этом году произошло беспрецедентное увеличение объемов производства и поставки в рамках заказа Минздрава. Рост составил от 25 до 30%. Естественно, для нас, как для производителей, это новые вводные, тем более что мы их получили в середине августа. Цели были крайне сложно осуществимы, но благодаря нашим возможностям, хорошему взаимодействию с поставщиками нам удалось решить эту проблему. Хотя это было очень непросто.

Хотелось бы еще своим выступлением поддержать Лейлу Сеймуровну, что современное производство вакцин — это действительно «космические» технологии. Можете убедиться в этом, посетив наш завод.

Возвращаясь к вопросу о сомнении пациентов в необходимости вакцинации. Мы, как производители, на сегодняшний день гарантируем безопасность, эффективность и качество продукта. Я знаю, что у «Нанолек» достаточно мощный сайт, где показано актуальное производство. У нас тоже можно посмотреть его в режиме онлайн. Чем больше мы будем открыты для потребителей и предоставлять объективную информацию, тем уровень доверия к вакцинам будет выше.

Фото: «Нанолек»; Александра Черничкина

25.09.2020
государство

В рамках Гайдаровского форума состоялась дискуссия о защите прав интеллектуальной собственности на лекарственные препараты

 

#,
государство

Гайдаровский форум – 2021: влияние кризисов на технологии управления человеческим капиталом

 

#,
государство

В рамках Гайдаровского форума состоялась дискуссия о защите прав интеллектуальной собственности на лекарственные препараты

 

#,
государство

Гайдаровский форум – 2021: влияние кризисов на технологии управления человеческим капиталом

 

#,
анонсы
мероприятий