журнал стратегия

#журнал стратегия

Клуб экспертов:

как корона­вирус меняет

нашу жизнь?

Как COVID-19 повлияет на мировую экономику? Может ли он привести к полномасштабному кризису? Какие производственные цепочки он способен сломать? Какие глубинные проблемы вытащит на поверхность? Как должны взаимодействовать власть и бизнес? И что в этой ситуации делать простым гражданам? Участники нашей рубрики «Клуб экспертов» — законодатели, представители фарминдустрии, финансисты, бизнесмены, аналитики — дали свою оценку происходящему и поделились прогнозами на будущее.

Нам также очень интересно услышать предложения наших читателей в соцсетях.

Айрат Фаррахов, депутат Государственной Думы, член комитета Госдумы по бюджету и налогам, доктор медицинских наук:

— Все перечисленные темы актуальны и затрагивают вопросы взаимодействия рынка и правительства. В условиях шоков, связанных с неопределенностью от коронавирусной инфекции и чрезвычайно высокой волатильностью в экономике, свою задачу вижу в том, чтобы в максимально короткие сроки донести предложения рынка до правительства, коллег из Государственной думы.

Сегодня от скорости принятия решений и их адресности зависит сохранение производств, научных коллективов, заработные платы сотрудников, наличие медикаментов в наших больницах и на полках аптек. Мелочей, на самом деле, здесь не может быть. Поэтому в партнерстве с платформой «Эффективное здравоохранение» (РАНХиГС) готов прорабатывать инициативы участников рынка и вносить предложения по их реализации, продвигать эти решения.

Валерий Черноокий, профессор Российской экономической школы (РЭШ):

— Все это неминуемо вызовет спад в мировой экономике в этом году, которая и так уже ослаблена торговыми войнами последних лет. Однако, скорее всего, этот кризис не будет настолько продолжительным и глубоким, как финансовый кризис 2008–2009 годов, и, как только неопределенность относительно распространения вируса и сроков появления вакцины снизится, мировая экономика начнет быстро восстанавливаться.

Жесткие меры карантина в Китае уже вызвали проблемы с глобальными поставками промышленной продукции — в частности, автокомплектующих, оптоволоконной продукции и оборудования для 5G-сетей. Предсказать сегодня, какие еще производственные цепочки окажутся под угрозой разрыва, довольно сложно, так как все зависит от того, в каких странах и регионах в ближайшее время мы увидим новые вспышки COVID-19.

Наиболее болезненной может оказаться остановка предприятий в одном из трех основных мировых промышленных хабов: в странах Юго-Восточной Азии (Китай, Япония, Южная Корея и др.), странах NAFTA (США, Канада и Мексика) и Европейского союза. При этом наиболее серьезные проблемы ожидают отрасли с низкой автоматизацией производства, сильно зависимые от рабочей силы. В то же время роботизированное производство, например полупроводников или модулей памяти, несильно пострадает от карантина, хотя и сократится из-за снижения спроса.

В ожидании нового экономического коллапса мир каждый раз готовится к прошлому кризису. Сегодня финансовые и банковские системы крупнейших экономик мира намного более устойчивы, чем это было перед финансовым крахом 2008-го. 

Однако новый кризис вызван не финансовыми проблемами и падением спроса, а резким сокращением предложения, и стандартные макроэкономические меры, связанные со снижением процентных ставок или ростом государственных расходов, не решают основной проблемы, а только могут немного смягчить ее.

Мы видим также множество проблем в системе здравоохранения, даже в развитых странах. Однако наиболее опасным кажется то, что этот кризис может подтолкнуть многие страны к еще большему изоляционизму и протекционизму, которые не исчезнут и после того, когда с вирусом будет покончено.

Ярослав Кабаков, директор по стратегии ИК «ФИНАМ»:

— Влияние коронавируса на мировую экономику изначально прогнозировалось по трем сценариям. Первый предполагал ограниченное влияние на экономику Китая и часть стран Юго-Восточной Азии, однако уже сейчас можно признать данный сценарий неактуальным.

Второй сценарий предполагает существенное влияние на страны с наибольшим количеством пострадавших от коронавируса. По предварительным расчетам, это может привести к замедлению роста ВВП в 2020 году до 2,3%, что несколько ниже консенсус-прогноза до вируса в 3,1%. Однако и данный сценарий можно частично признать неактуальным.

В третьем сценарии ущерб увеличивается для Италии, Японии, Франции и Германии и добавляется меньший шок ко всем странам, которые сообщили о каких-либо случаях заражения на начало марта. Это включает США, Индию, Великобританию, Канаду и Бразилию. В этом случае рост ВВП в 2020 году будет нулевым. Экономика Китая вырастет всего на 3,5% — самый медленный рост за всю историю наблюдений. Совокупные потери в мире достигнут $2,7 трлн.

Однако развитие вспышки коронавируса, вероятнее всего, пойдет по четвертому сценарию, учитывая, какие меры предпринимают правительства и центральные банки по поддержке своих экономик и стимулированию экономического роста. 

Вероятнее всего, темпы роста мировой экономики составят порядка 1,5% в 2020 году, и возможно достаточно быстрое восстановление во втором полугодии.

Вирус, по крайней мере отчасти, является шоком предложения (этот термин означает внезапное резкое сокращение совокупного предложения в результате неурожая, войн и других социальных и природных катаклизмов) — он закрывает фабрики и заставляет работников оставаться дома. Снижение ставок и рост расходов помогут оживить спрос, как только кризис закончится. В разгар вспышки стимулы могут привести к повышению инфляции без ускорения экономического роста, что усугубит проблему, а не решит ее.

Рифат Шайхутдинов, депутат Государственной Думы, руководитель экспертного совета Госдумы по вопросам малого и среднего предпринимательства и самозанятости, председатель партии «Гражданская платформа»:

— Ситуация, сложившаяся вокруг пандемии коронавируса, уже в значительной степени повлияла на мировую экономику. И очевидно, это только начало, потому как нам пока что не с чем сравнивать — таких прецедентов в истории человечества не было, чтобы страны закрывались на въезд и выезд, на внутреннее перемещение и самоизоляцию всех жителей.

Безусловно, будут жесткие падения ВВП и налоговых поступлений во всех странах, где введен карантин. Каждый день биржи закрываются с падениями — неизвестность лихорадит рынок, — обесцениваются акции и валюта. Более того, сильно пострадала логистическая сфера, которая всегда была и остается важным инструментом для работы и развития межрегионального, международного сотрудничества и бизнеса. Сегодня сложно что-то утверждать уверенно, потому как восстановление экономического потенциала государств начнется только после окончания пандемии.

На сегодняшний день самыми пострадавшими оказались компании, работающие в туристической сфере, перевозчики. Среди малого и среднего российского бизнеса в группе риска те предприниматели, кто активно работал с Китаем, а также те, кто предлагает услуги в сферах, функционирование которых временно полностью или частично приостановлено, — это организация мероприятий, общепиты, развлекательные услуги. В такой ситуации, безусловно, экономика начинает стагнировать, в том числе и даже самая передовая.

Поэтому сегодня первоочередная задача экономического блока правительства — поддержать бизнес, местные предприятия, попытаться сохранить спрос и налоговые поступления в бюджет.

В частности, снизить ставку по кредитам для МСП, предоставить напрямую государственные субсидии бизнесу, ввести налоговые каникулы для предпринимателей, снизить количество проверок. Сегодня именно это является для нас главным при корректировке национального проекта «Поддержка МСП и индивидуальной предпринимательской активности». Надо сделать все, чтобы бизнес продолжал функционировать — пускай выручка упадет, но многие все-таки смогут избежать полного закрытия и останутся на плаву.

Максим Стецюк, исполнительный директор компании «Нанолек»:

— В целях нераспространения коронавируса среди сотрудников «Нанолек» руководством компании была проведена информационная работа, осуществлен перевод части сотрудников на удаленный формат. На производственном комплексе «Нанолек» в Кировской области предприняты дополнительные меры безопасности, сформирован оперативный штаб по противодействию распространению вируса на работников и минимизации влияния пандемии на общую деятельность комплекса. Проведен подробный инструктаж, ограничен доступ сторонних лиц. Ежедневно проводится измерение температуры тела перед выходом на смену.

Как показывает развитие ситуации с коронавирусом, сейчас все страны сосредоточили свои усилия на разработке не только лекарств, но именно вакцин против этой болезни. Основной путь решения подобных проблем в будущем — это вакцинация. Все понимают, что национальная безопасность страны базируется на иммунобиологической безопасности, которая, в свою очередь, опирается на вакцинопрофилактику. По данным ГАВИ (Глобального альянса по вакцинам и иммунизации), возврат инвестиций на каждый доллар, вложенный в вакцинопрофилактику, составит $18.

Мы считаем, что ситуация с коронавирусом явно показала, что, помимо разработок новой вакцины от коронавируса, следует обратить внимание на другие мероприятия, связанные с вакцинопрофилактикой, которые способствуют снижению детской и младенческой смертности, что является одним из приоритетных направлений по достижению показателей нацпроектов «Демография» и «Здравоохранение». Они должны быть в приоритете вне зависимости от ситуации с коронавирусом. Тем более что дети до пяти лет, по статистике ВОЗ, наименее подвержены заражению коронавирусом.

Вакцины — это единственный метод в сфере общественного здравоохранения, позволяющий предотвратить большинство серьезных заболеваний.

В частности, обращаем внимание, что до сих пор вакцинация против гемофильной инфекции типа b введена только для групп риска, в то время как в отношении здоровых детей задача защиты от данной инфекции решается частным рынком. То есть фактически родителями, которым в условиях нестабильности также будет сложно это обеспечить финансово, либо региональными календарями (Москва, Санкт-Петербург и еще несколько регионов). На сегодня только в трех странах мира, включая Россию, вакцина против гемофильной инфекции типа b не включена в плановую иммунизацию всех детей первых лет жизни согласно рекомендуемым ВОЗ схемам вакцинации. Поэтому необходимо продолжать активную работу по всем видам вакцинации — как от коронавируса, так и от других заболеваний.

Александр Якубовский, депутат Государственной Думы, руководитель рабочей группы президиума генсовета партии «Единая Россия» по защите прав дольщиков:

— Мы видим, как коронавирус уже влияет на мировую экономику. И чем больше стран им поражено, тем выше вероятность замедления экономики в этих странах. Поэтому, на мой взгляд, очень важно вовремя купировать проблему. Очень важно, как будет восстанавливаться экономика Китая, которая, как мы знаем, является значительной частью мировой экономики. Именно с Китаем завязаны производственные процессы многих компаний. Поэтому сложно сказать, какая отрасль не пострадает.

Может ли коронавирус привести к полномасштабному кризису? Сейчас аналитики во всем мире ломают голову над тем, чтобы этого не случилось. Но надо быть готовыми ко всему.

Опять же, что значит «полномасштабный»? Любой кризис рано или поздно заканчивается. Сейчас, когда цифры пострадавших от коронавируса растут так быстро, точные прогнозы, на мой взгляд, не даст никто.

По моему мнению, коронавирус может вытащить на поверхность не одну проблему, а целый блок. Он стал своего рода проверкой на прочность.

Насколько готова к подобным эпидемиям система здравоохранения, насколько выстроена логистика доставки продуктов и медикаментов, сельское хозяйство, промышленность? Насколько подготовлены к возможным ЧП правоохранительные органы?

Множество проблем, которые мы просто пока не видим, станут для нас очевидными в ближайшее время. И самое главное — насколько готовы к ней оказались сами люди? Насколько они в состоянии не поддаваться панике? Коронавирус стал эдакой лакмусовой бумажкой для всех.

Оксана Таланова, руководитель медицинского отдела вакцинального бизнес-подразделения «Санофи Пастер» в регионе Турция/Евразия:

— Прежде всего, наш самый главный приоритет — это защита наших сотрудников, их семей и сообществ, в которых мы ведем свою деятельность, от риска заражения коронавирусом, при этом сохранение непрерывности поставок важных лекарственных препаратов, столь необходимых нашим пациентам. Во-вторых, «Санофи Пастер», глобальное вакцинальное подразделение компании «Санофи», обладает обширным опытом и экспертизой в научных разработках вакцин, а также их лицензировании и производстве, что позволяет нам компетентно отвечать на такие вызовы общественному здоровью, каким является COVID-19.

В частности, мы активно сотрудничаем с Управлением перспективных биомедицинских исследований и разработок (BARDA), входящим в состав министерства здравоохранения и социального обеспечения США, используя результаты предыдущей работы по разработке вакцины против атипичной пневмонии SARS, что позволит ускорить процесс создания вакцины против COVID-19.

Также «Санофи» активно сотрудничает с Коалицией за инновации в области обеспечения готовности к эпидемиям (CEPI) с момента учреждения организации в начале 2017 года в Давосе. CEPI координирует разработку будущих вакцин против эпидемических патогенов, определенных ВОЗ.

Компания «Санофи» будет продолжать делиться опытом и знаниями отдела глобальных исследований и разработок нашего подразделения вакцин с CEPI через Научный консультативный комитет.

Наша первоочередная задача — сосредоточить усилия на поддержке правительства в осуществлении конкретных мер контроля эпидемии и обеспечить надлежащую заботу о наших сотрудниках, партнерах, клиентах, членах их семей и сообществах, в которых мы работаем, а также сделать все необходимое для сохранения непрерывности бизнеса. Именно на мероприятиях в этих направлениях мы и фокусируемся.

Мы видим свою роль в двух приоритетных задачах. Во-первых, сделать все для минимизации риска распространения инфекции. Во-вторых, приложить максимум усилий для бесперебойных поставок наших лекарственных препаратов нуждающимся в них пациентам.

Мы работаем над обеспечением непрерывности поставок путем тесного сотрудничества с нашими партнерами по всему миру. На данный момент нам удалось сохранить свои обязательства по производству и поставкам без изменений. «Санофи» не ожидает дефицита лекарственных средств для своих пациентов в связи с распространением инфекции COVID-19.

Какие совместные усилия бизнеса, государственных органов и общества требуются для прекращения распространения инфекции? Безусловно, здесь необходимо сотрудничество и взаимная поддержка, обмен опытом и лучшими практиками. Соблюдение карантина и социальной изоляции, где необходимо, — одно из главных условий для остановки распространения инфекций, и здесь бизнес, общество и государственные органы, конечно, должны быть едины.

При этом важнейшей задачей остается фокус на пациентах: производство и поставка лекарственных средств для тех, кто в них нуждается, защита и поддержка науки для создания новых лекарств, меняющих будущее, разработка вакцин и новых субстанций для борьбы с нынешней пандемией.

Игорь Рыбаков, совладелец корпорации «Технониколь» и сооснователь «Рыбаков Фонда», участник списка богатейших людей мира по версии Forbes (YouTube-канал):

— Мир достаточно слабо готов к эпидемии. Коронавирус — это, может быть, первая проверка человечества. На самом деле, завтра могут быть гораздо более смертоносные эпидемии. Этот коронавирус должен дать человечеству, во-первых, способность модернизировать систему здравоохранения, раннего предупреждения и профилактики. Во-вторых, нужно изобрести и оттестировать на практике целый ряд внеконтактных способов коммуникаций. И в-третьих, каждый человек, кто будет воспринимать существующий кризис не только как опасность (и не только тревожиться по этому поводу), но еще и как возможность и ясность, что теперь делать, я думаю, что этот человек справится с наступающими обстоятельствами и сохранит трезвость ума и не подвергнется панике.

ВОЗ объявила пандемию, а это форс-мажорные обстоятельства. Под это можно все что угодно подвязать. Под коронавирус сейчас идут объявления форс-мажоров и невыполнение контрактных обязательств в бизнесе.

Плохо то, что российские клиники не обеспечены в должной мере экспресс-тестами на коронавирус. Один мой родственник был недавно отвезен на скорой помощи в инфекционную больницу. Он просидел там два часа, врачи долго совещались, в итоге так ни к чему и не пришли и отпустили его домой.

Я расстроен, что сейчас я даже за деньги не могу пройти этот тест. На самом деле, бизнесмены могли бы тут что-то порешать и быстро открыть экспресс-лаборатории, а правительство и Минздрав отрегулировать эту область.

Сегодня увеличивается внимание к дистанционным способам работы. Все совещания происходят в Сети, и каждый шаг записывается. То есть фиксация, какие ошибки кто допускал, где, когда, как часто человек ошибается и как часто он принимает полезные решения. Текущая ситуация уже приводит к тому, что мы точнее обнаруживаем более талантливых людей и быстрее их передвигаем на руководящие позиции.

Производства останавливаются повсюду, и в мире эффект от этих остановок оценивается уже в 1,5% от ВВП. Это очень чувствительно. Потому что эти 1,5% запускают обратный эффект. Одно дело, что все люди думают, что станет чуть лучше завтра, а становится хуже. Нужно быть готовыми к стагнации ваших доходов, к их падению, а возможно, к сокращению на работе. И сейчас уже нужно продумывать варианты.

Но есть и хорошая новость. Необычайный расцвет получают онлайн-сервисы или продукты, которые доставляются дистанционно. То, что не требует физического контакта людей.

В Китае огромное количество школ уже переведено на дистанционное образование, в Москве сейчас тоже несколько школ у моих друзей перешли на это. Через три-шесть месяцев мы можем оказаться в совершенно другом мире, в котором вдруг обнаружилось, что гибридные способы образования гораздо эффективнее традиционных. Это хорошо, потому что завтра образование очень высокого качества будет доступно в Африке в любом селе. Вот истинное равенство возможностей доступа. Это плюс, который принесет пандемия. Будет еще много изменений положительных — например, в бизнесах, которые связаны с доставкой, с кибербезопасностью, с дистанционной диагностикой людей.

Виктория Лачинова, директор по персоналу «СберМаркета»:

— В «СберМаркете» мы принимаем меры для профилактики здоровья наших клиентов, а также сборщиков и курьеров.

В первой половине марта мы ввели услугу бесконтактной доставки. Если клиент заболел или находится на карантине, то он может при оформлении заказа выбрать опцию «Доставка до двери». В этом случае курьер оставит пакеты с продуктами у двери, позвонит и сообщит об этом, а оплата заказа пройдет картой онлайн в приложении «СберМаркет» или на сайте сервиса. Мы уже получаем позитивные отзывы от клиентов, они ценят нашу заботу.

Мы также принимаем меры для профилактики здоровья сборщиков и водителей. Для них были введены следующие меры: измерение температуры перед началом каждой смены, закупка санитайзеров и защитных масок, запрет на рукопожатия и т. д. Они также оценили опцию бесконтактной доставки.

Сейчас услуга доставки продуктов пользуется огромной популярностью. Мы прикладываем все усилия для того, чтобы в самые краткие сроки расширить штат сборщиков и курьеров и обрабатывать оформленные заказы быстрее и эффективнее.

Алексей Попов, руководитель аналитического центра «Циан»:

— Сложившаяся ситуация (пандемия, плюс падение цен на нефть, плюс девальвация рубля) не имеет аналогов в истории российского рынка жилья. Ключевая сложность — в необходимости учитывать труднопрогнозируемые аспекты развития эпидемии как в нашей стране, так и в ключевых торговых партнерах России.

В краткосрочной (два-три месяца) перспективе мы ожидаем:

1) активизации спроса на рынке новостроек. Именно застройщикам проще забрать себе ажиотажный спрос, так как большинство операций на первичном рынке можно провести удаленно. Девелоперы могут оставить цены на текущем уровне и даже немного их повысить. Новости о колебаниях курса, о возможном росте ипотечных ставок приведут клиентов даже на фоне новостей о вирусе;

2) снижения активности на вторичном рынке. В этом сегменте провести сделку дистанционно намного сложнее. Цены предложения могут и подрасти, но продать такую квартиру будет сложно. Прежде всего это касается альтернативных сделок. Там достаточно кому-то одному взять паузу, оказаться в другой стране или на карантине, испугаться контактов с незнакомыми людьми, чтобы вся цепочка развалилась;

3) роста интереса к аренде загородной недвижимости. И на фоне боязни оказаться в жестком карантине в городской квартире, и из-за разрушившихся планов на летний отпуск;

4) замедления на рынке коммерческой недвижимости. Сейчас явно не время расширять занимаемые офисные площади или искать новые торговые помещения.

Долгосрочные последствия зависят как от продолжительности особого режима функционирования экономики, так и от внешней конъюнктуры (цен на энергоресурсы, курсовых колебаний, возможного ужесточения санкционного давления). Есть ненулевая вероятность, что 2020 год приведет к изменениям не только в экономике, но и во внутреннем устройстве городов. Большинство компаний выйдут из кризиса с более гибкими бизнес-процессами.

Если удаленная работа покажет свою эффективность, то новыми точками для роста рынка жилья могут стать:

1) малоэтажные форматы загородной недвижимости. Сейчас нежелание тратить три-четыре часа на дорогу является ключевым ограничением для многих потенциальных покупателей таунхаусов и коттеджей;

2) коворкинги в периферийных районах. Работать из квартиры не всем комфортно, а вот гибкие офисные пространства в «человейниках» в ближних пригородах могут стать эффективным выходом из ситуации.

Торговые центры, которым давно предрекают банкротство в связи с развитием онлайн-торговли, не станут памятниками ушедшей эпохи. В них может заметно измениться функциональное наполнение (те же коворкинги, а также инфраструктура для современных логистических решений — dark kitchen для приготовления готовых блюд, dark store для торговых сетей).

Девальвация рубля, изменение карты туристических направлений (если полеты по популярным направлениям не возобновятся в привычном режиме) могут стать дополнительным стимулом для развития внутреннего туризма и связанных с ним сегментов рынка — гостиничной недвижимости, посуточной аренды жилья.

Виталий Манкевич, эксперт в вопросах стратегического развития бизнеса:

— Основаниями для негативного сценария могут стать сразу несколько факторов. Первый — коронавирус не локализуют и он продолжит свое развитие после марта 2020-го, что повлияет на производственные мощности и спрос на нефть.

Второй — новый мировой финансовый кризис и шок на американских и азиатских фондовых площадках, который приведет к резкому V-образному падению цены на нефть, с восстановлением в течение одного-двух лет до текущих отметок.

Позитивный сценарий на рынке нефти может быть связан с шоком предложения — банкротством американских сланцевиков или снижением их добычи либо же ужесточением санкций против Ирана и обострением кризиса на Ближнем Востоке. Такой вариант событий мы считаем маловероятным и оцениваем вероятность в 15%.

Если говорить конкретно о России, то официальный вклад нефтегазового сектора в ВВП около 11%, что является верным лишь отчасти. Во-первых, часть нефтегазового эффекта отражается в иных статьях СНС: транспортировке, переработке, оптовой и розничной торговле и т. д. Также нужно отметить, что в нефтегазовом секторе активно используется трансфертное ценообразование, то есть завод или скважина продают материнской или трейдинговой компании по цене, близкой к себестоимости, а прибыли образуются у торговых компаний. Поэтому реальный вклад нефтегазового сектора в ВВП — 30–37%.

Важен также нефтегазовый мультипликатор: нефтяные деньги тратятся внутри страны, в том числе в рамках бюджетной системы, и образуют длинные цепочки потребления.

Мы уже были свидетелями падения цен на нефть и можем видеть, что оно не угрожает самим основам российской экономики. У нас объем золотовалютных резервов превышает $500 млрд, размер ФНБ достигает $124 млрд. Это та подушка безопасности, которая позволит бюджету «пережить» кризис.

В случае падения цены на нефть ниже $25 мы можем увидеть в моменте доллар по 100 рублей. Падение курса нашей валюты больно скажется на реальных располагаемых доходах населения и может нанести ущерб политической стабильности, поэтому ЦБ и правительство будут поддерживать рубль словами или делом.

По поводу ситуации с нефтью многие пугают электромобилями, ростом альтернативной энергетики и другими возможностями, но эксперты забывают, что их доля в энергобалансе хоть и растет, но все еще остается скромной. А реальный вклад в рост спроса на нефть оказывают растущие азиатские страны — Китай, Индия, Филиппины, Малайзия и Корея.

Елена Веревочкина, управляющая Санкт-Петербургским филиалом «РГС Банка»:

— Беспрецедентное влияние стремительного распространения коронавируса по всему миру кардинальным образом влияет на глобальную экономическую повестку. Ежедневно мировая экономика несет колоссальные убытки в борьбе с коронавирусной инфекцией. И это становится основным триггером снижения темпов роста мировой экономики, что не может не повлиять и на российскую экономику в целом вкупе со степенью зависимости нашего бюджета от стоимости нефти.

Если ситуация не будет ухудшаться, то можно ожидать, что стоимость нефти, рубля и акций постепенно скорректируется, но она вряд ли вернется в ближайшее время к уровням февраля 2020-го.

Изменения котировок, включая ослабление рубля, повлияют на уровень инфляции, что повлечет за собой ужесточение денежно-кредитной политики Банка России и увеличение ключевой ставки. В текущей ситуации ЦБ, судя по всему, не намерен повышать ставку, а использует весь арсенал поддерживающих рынок инструментов.

Но надо понимать, что накопленные ресурсы имеют свой предел, и если ситуация не улучшится, то Банк России будет вынужден ужесточать правила регулирования финансового рынка.

Екатерина Безсмертная, декан факультета финансовых рынков Финансового университета при Правительстве РФ:

— Вполне вероятно, что итогом паники станут близкие к нулю показатели роста мирового ВВП. Но возможно, что мировое экономическое пространство ожидают и глубинные качественные изменения — ситуация с коронавирусом продемонстрировала, что в кризисных ситуациях на смену пространной идеологии глобализма приходит вполне реальная мобилизационная политика, способная быть реализованной лишь в рамках национального государства. Коронавирус обнаружил несостоятельность основных принципов неолиберальной экономики, и вполне возможно, что это природное (или все-таки рукотворное?) явление станет началом развития новой экономической парадигмы.

Сложившаяся ситуация в условиях отсутствия комплекса мер, способных приостановить панику в обществе, вполне может привести экономику к глобальному кризису, сопоставимому по своим масштабам с мировым кризисом 2008–2009 годов. Однако этот кризис приобретет иную форму. Если в 2008 году основной причиной кризиса стали структурные изменения в мировой банковской системе и «схлопывание» финансового пузыря, проявлявшегося в виде роста экономики США за счет неоправданного раздувания объемов рынка ипотечного кредитования, то сегодня основной источник кризисных явлений — нарушение в результате пандемии множества производственных цепочек в реальной сфере, огромные убытки компаний, работающих в сферах услуг, торговли, авиаперевозок, туристического бизнеса и т. д.

Нарушения в цепочках поставок, а также перевод работников компаний на удаленный режим может привести к сбоям в работе многих отраслей и предприятий и к массовым банкротствам. Стабилизация финансовых рынков и снижение их волатильности в краткосрочной перспективе станут возможны лишь при заметном замедлении динамики распространения вируса.

Специфика сложившейся на текущий момент ситуации состоит в том, что наблюдаемые «американские горки» на большинстве национальных финансовых рынков являются результатом стечения целого комплекса обстоятельств: помимо сокращения деловой активности в результате пандемии, на рынок оказывает влияние неопределенность с ценами на нефть.

А главное — на фоне последних событий временно ушли на задний план фундаментальные причины, способные негативно повлиять на динамику фондового рынка, а именно отсутствие обеспечения финансовых активов ростом доходов реального сектора экономики. В последние несколько лет многие специалисты, ссылаясь на завершение очередного 12-летнего экономического цикла, предрекали серьезные финансовые потрясения во второй половине 2020 года, способные повлечь за собой масштабный биржевой крах.

Сегодня все проблемы сошлись в одной точке, и выделить степень влияния каждого из перечисленных факторов на динамику финансовых рынков крайне сложно. Не исключено, что действия ФРС помогут вернуть биржевые котировки крупных международных компаний к уровням, близким к «докоронавирусным», уже через два-три месяца после окончания активной фазы борьбы с пандемией. Однако это будет означать дальнейшее раздувание фондового пузыря, способного лопнуть при появлении очередных «черных лебедей», которые, как стало очевидно, могут приобретать самые разнообразные, а порой неожиданные формы.

Подготовили Николай Алексеев, Наталья Лось, Александра Черничкина, Алексей Федорищев

Фото: Shutterstock; из личных архивов экспертов

26.03.2020
россия и мир

Люк Бессон: «Русские богаты на эмоции»

 

#
россия и мир

Цели устойчивого развития: желаемое будущее

 

#
россия и мир

Люк Бессон: «Русские богаты на эмоции»

 

#
россия и мир

Цели устойчивого развития: желаемое будущее

 

#
анонсы
мероприятий