журнал стратегия

#журнал стратегия

Марина Амелина, GR-директор Baring Vostok: «Бизнес не должен уклоняться от диалога с органами власти»

Гостем на очередном мероприятии Capital Talk инвестиционного клуба Impact Club стала Марина Амелина, директор по связям с государственными органами знаменитой инвестиционной компании Baring Vostok. Она рассказала о важных нюансах работы в сфере GR.

Когда CEO понимает, зачем нужен GR

Марина Вячеславовна является GR-специалистом с богатым послужным списком и победителем XIV премии «Топ-1000 российских менеджеров» в номинации «Лучший директор по отношениям с органами власти». Прежде чем прийти в Baring Vostok, она занимала должность вице-президента по корпоративным отношениям в компании «Яндекс» (с 2011 по 2018 год). Работала в X5 Retail Group вице-президентом по связям с государственными органами (с 2008 года). Была главой департамента по связям с общественностью (с 2002 года), а затем директором по корпоративным отношениям и коммуникациям компании «М.Видео» (с 2006 года).

Основатель инвестиционной компании Impact Capital и президент Impact Club Валерий Золотухин поинтересовался у Марины Амелиной, как она пришла в сферу GR.

— Это профессия известная, но достаточно молодая в нашей стране, — заметила она. — Я нашла исследование Baikal Communications Group про особенности работы специалистов по связям с органами власти. Эксперты опросили 103 человека сферы GR и примерно 15 гендиректоров компаний в отношении того, что такое GR. Основная масса работников этой сферы — это кто? Это бывшие работники государственных органов — примерно 70%, далее юристы, экономисты и другие — небольшой процент. Это источник поступления кадров для сферы GR. Это первая часть вопроса, а вторая: как вообще GR возникает в бизнесах, внутри компаний? Здесь уже могу рассказать из личного опыта. Начинала я GRщиком в ритейле, когда нужно было как-то регулировать взаимоотношения между торговыми, сервисными компаниями и потребителями, которые по тем или иным причинам были недовольны своими потребительскими кейсами. Была создана ассоциация, которая как раз занималась улаживанием этих конфликтов. Был у нас очень успешный кейс, который сохранил много нервов и денег. Из этого у меня выросло профессиональное движение в сторону GR.

Как в компаниях возникает потребность в GR? Когда накапливается определенный объем задач, которые невозможно руководителю решать самостоятельно? Не потому что он не может — понятно, что любой CEO может заниматься GR, — но в какой-то момент его это просто начинает отвлекать от ведения основного бизнеса, это занимает огромное количество времени — ведь не все задачи нужно решать самому, то есть микроскопом забивать гвозди. Сейчас превалирует такая схема: когда компания дорастает до определенного уровня, CEO уже не может этим заниматься, каких-то других сотрудников невозможно отправлять на решение этих задач, и здесь возникает потребность в выделении штатной единицы под GR.

Марина Амелина отметила, что после «М.Видео», где она работала в начале карьеры, многие компании, которые торговали электроникой, начали обзаводиться GR-функцией. Затем к тренду подключились продуктовые компании, и она перешла на работу в X5 Retail Group. Там уже было очень сильное ядро GR. Например, в тот период принимался закон о розничной торговле и нужны были свои GR-специалисты, которые постоянно отвлекались на проведение работы по формированию этого законодательства.

Марина Амелина и Валерий Золотухин

Понятное регулирование привлекает инвесторов

Марина Амелина, по ее собственному признанию, продвигалась по отраслям, которые постепенно доходили до необходимости введения GR-функции. Следующей такой отраслью стал IT-сектор. Первая компания, которая ввела должность GR-директора, была «Яндекс». Ее пригласили туда, и она с большим удовольствием приняла предложение от лидера рынка. Потом уже и в других IT-компаниях стали появляться собственные GRщики, иногда эта функция выполнялась на уровне вице-президентов.

В инвестиционном бизнесе пионером по внедрению GR стал Baring Vostok. Это был один из первых фондов, который осуществлял специализированную поддержку своих портфельных компаний в области взаимодействия с госорганами.

Валерий Золотухин отметил на примере своей компании Impact Capital, что многие зарубежные инвесторы интересуются ее высокими доходностями, но в то же время обеспокоены государственным регулированием в РФ.

— У многих российских компаний отличные показатели, но для привлечения инвестиций нужно теснее работать с госорганами, чтобы правоотношения были понятны более широкому кругу зарубежных инвесторов, — считает Марина Амелина. — Естественно, все заинтересованы — и государство, и бизнес российский — в том, чтобы добросовестные иностранные инвесторы могли максимально входить в капитал российских компаний, соблюдая все необходимые требования нашего законодательства. Поэтому я буду рада, если вокруг инвестиционных фондов появятся люди, которые будут заниматься формированием не лозунгов о том, как сложно иностранным инвесторам из-за границы получать доступ к нашим компаниям, а как точно нужно поменять законодательство, которое поможет этим замечательным людям инвестировать в России.

Лучшая стратегия — предвидение

Валерий Золотухин поинтересовался: GR нужен прежде всего самому Baring Vostok или же его портфельным компаниям?

— Компании у нас все очень разные и ситуации разные, — отметила Марина Амелина. — У нас есть замечательная портфельная компания «Озон», и там уже сформирована сильная команда GR. Понятно, что мы являемся для них коллегами, мы вместе создаем экспертные группы по разным направлениям. Есть компании средние, есть небольшие, и там, где нет функции GR, но есть проблемы, мы со стороны фонда стараемся помогать в решении задач в случае, если есть такой запрос.

Валерий Золотухин признался, что сам чуть было не ушел в сферу GR:

— Я мало кому рассказывал, но я чуть не стал вашим коллегой, — удивил он. — До того, как я стал заниматься бизнесом, у меня был опыт работы в банке, в инвест-департаменте, также я работал на госслужбе — помощником заместителя губернатора Ямала. И когда я уже точно решил, что пойду в бизнес, меня порекомендовали в «Тинькофф» на позицию GRщика и предлагали зарплату 600 тысяч рублей. Это, конечно, было очень привлекательно, но я уже решил, что с предпринимательского пути не сверну. Это был как раз тот год, когда «Тинькофф» вышел на IPO, а после этого упал в 10 раз из-за того, что в Госдуме один депутат просто высказался о том, что возможно будет запрет на доставку карт на дом. Bloomberg это перепечатал, и соответственно западные инвесторы начали паниковать и скидывать акции. Тогда «Тинькофф» потерял миллиарды долларов капитализации. И здесь как раз возникает вопрос по поводу GR: он нужен ситуативно, когда проблема уже случилась, или предиктивно, чтобы что-то подобное предотвратить?

Марина Амелина ответила, что лучший вариант — это предвидение, но для этого нужно быть очень собранным экспертом, который постоянно держит руку на пульсе изменений в нормативно-правовых актах.

— Например, вы занимаетесь робототехникой, — сказала она, — и вот в законе о сельском хозяйстве может появиться норма, которая для вас выявляет новые возможности. Там образовывается сфера применения ваших замечательных роботов, о которой вы не знаете, если вы не бдительны и не следите за законодательством. Если упростить, то «упражнений» в GR три. Первое: вас уже «укололи иголкой», и вы начинаете реагировать на изменения постфактум, при этом уже неся убытки. Второе: вы видите, что на ваш бизнес надвигается «танк», и вы должны срочно принимать меры. И третье: у вас есть возможность в спокойном режиме проанализировать обстановку и подумать, что бы такое сделать, чтобы моему бизнесу было лучше? Недавно у нас появились очень хорошие возможности, когда государство решило поддержать IT-компании. Между прочим, пакет мер очень классно сработал. IT-бизнес тоже был очень дружелюбен по отношению к государству, потому что в сложное время пандемии наши чудесные IT-компании поддерживали людей своими дистанционными сервисами.

Слева направо: Иван Алёхин, Марина Амелина и Валерий Золотухин

Нужно менять законодательство вместе

Марина Амелина убеждена, что в спокойные периоды очень важно не сидеть сложа руки, а объединяться в отраслевые ассоциации, деловые клубы, собирать экспертов, неравнодушных людей и обсуждать, что еще можно сделать с точки зрения совершенствования законодательства.

— У нас уже был такой опыт, — поделился Валерий Золотухин. — Нас включили в рабочую группу Минэка. Сейчас есть цель — вывести на IPO 30 российских технологичных компаний, и в министерстве сейчас думают, как это сделать. Хотя мне казалось, что такие инициативы должны идти от бизнеса, тем не менее, госорганы сами консультируются с разными компаниями, в том числе с Impact Capital. Я могу рассказать, что мы им предложили. Я два месяца в конце прошлого года был в Лондоне и там общался с людьми, собирал команду и смотрел на местные процессы. И что мне понравилось, там есть такое правило, что когда ты инвестируешь в малый бизнес, то, во-первых, получаешь сразу же 30%-ный налоговый вычет от суммы вложенного. Если маленькая компания закрывается, то тебе компенсируют еще 50%. То есть, по сути, ты рискуешь лишь 20%. Это твой даунсайд, а апсайд неограниченный, потому что маленькая компания может вырасти со временем в 100 раз или даже в 800 раз, как «Яндекс» в свое время. Вот это классно, и я эту инициативу озвучил представителям Минэка, они все это внимательно выслушали, записали, но не знаю, что из этого получится. По крайней мере, «удочка» закинута.

По мнению Марины Амелиной, это наиболее правильный подход.

— Меня удивляет, когда развитый бизнес формулирует только лозунги и недовольства, а нужно, чтобы все эти призывы переходили в конкретные предложения. И законодательные инициативы бизнеса должны быть нормальным образом описаны и обоснованы. И государству должно быть понятно, что это даст с точки зрения улучшения делового климата и последующего увеличения сбора налогов. Легче работать с тем, что имеет вид продукта, и GRщикам здесь как раз есть над чем работать, — уверена она.

Полная версия беседы:

Мнения

Александр Богза, заместитель генерального директора ГК Besto:

— GR, пожалуй, одна из самых закрытых сфер в бизнесе. Вокруг GR ходит необыкновенное количество небылиц и историй, которые к реальности мало имеют отношения. И было очень приятно увидеть на встрече Марину Амелину — настоящего профессионала, которая в доступной форме поделилась нюансами работы GR-директора и максимально откровенно ответила на все вопросы без исключения.

Особо стоит отметить следующие моменты:

— GR-департамент может и должен быть проактивным, влияя на направления развития отрасли. В таком случае компания из догоняющего становится лидером отрасли, формируя новые тренды, а также определяя правила игры. Проводя проактивную политику, GR-департамент имеет потенциал стать одним из центров формирования прибыли;

— GR-директор обязан входить в комитет по разработке стратегии компании. Это обусловлено возрастающим влиянием государства, которое, выполняя контролирующие и регуляторные функции, становится крупнейшим заказчиком услуг и товаров;

— GR-направление может позволить себе средний и крупный бизнес. И это вполне оправдано, учитывая скорость реализации проектов в данном направлении — реализация законодательных инициатив занимает от 6 месяцев до 2 лет.

Стоит особо поблагодарить организаторов данного мероприятия, которые предоставили возможность из первых уст узнать инсайды GR-менеджмента.

Ярослав Ченчик, начальник отдела анализа системных рисков и разработки макропруденциальных мер по корпоративному кредитованию департамента финансовой стабильности Центрального банка Российской Федерации (ЦБ РФ), дипломированный финансовый аналитик (CFA):

— Помимо озвученных на мероприятии вопросов по проблематике GR, хотел бы также отметить, что основным фактором, сдерживающим развитие рынка прямых инвестиций в России, является низкая заинтересованность инвесторов в связи с:

— высокой неопределенностью и низкой информированностью о данном виде инвестиций;

— отсутствием достаточного опыта оценки и инструментов минимизации рисков прямых инвестиций;

— отдельными недостатками правового регулирования;

— наличием доступных инструментов, обеспечивающих безрисковую доходность (прежде всего, банковские депозиты).

При Банке России была создана экспертная группа по развитию прямых и венчурных инвестиций с участием представителей финансового рынка, в результате работы которой в целях формирования благоприятной среды для осуществления прямых инвестиций и повышения интереса к ним со стороны инвесторов были сформулированы мероприятия:

1. Снижение рисков прямых инвестиций.

2. Совершенствование регулирования института инвестиционного товарищества.

3. Повышение прозрачности и привлекательности рынка прямых инвестиций, улучшение информированности инвесторов.

Также при Банке России был создан Консультативный совет по прямым и венчурным инвестициям в целях проработки вопросов, препятствующих осуществлению прямых инвестиций в России.

Оксана Жукова, финансовый эксперт с опытом в банковской сфере более 25 лет:

— Потенциальные инвесторы хотят гарантий безопасности своих вложений. В законодательстве масса пробелов, поэтому и нужен GR.

Инвестиции не застрахованы как вклады — это огромный риск. Можно как заработать, так и лишиться всего. С суммой, которую готовы вложить в инвестиционные инструменты, нужно «расстаться» на срок до 3–5 лет, а лучше — на 10–15 лет. На долгосрочном горизонте можно получить доходность выше рынка, все будет зависеть от приобретенных активов. Не советую заниматься спекуляциями без опыта и знаний. Те, кому удается выиграть, не могут повторить результата в будущем: прогорают и остаются в должниках у брокера, если берут кредитное плечо.

Должна быть стратегия формирования активов. Нужно пробовать различные инструменты: акции, облигации, ПИФы/ETF, внебиржевые ценные бумаги и т. д. Главное, найти баланс между прибылью и риском. На российском рынке много недооцененных перспективных компаний, но большое влияние на стоимость бумаг оказывает геополитическая обстановка. Что будет завтра, не знает никто.

Если нет времени и желания разбираться в инвестициях, боитесь попасться на удочку мошенников, нужно обращаться к проверенным инвест-компаниям либо заключить договор с финансовым консультантом/советником.

Стоит учиться, повышать финансовую грамотность, читать аналитику, следить за новостями, делать выводы и только затем принимать решение.

Николай Алексеев

Фото автора и из личных архивов экспертов

20.02.2022
экономика и бизнес

Как скажется отмена льготной ипотеки на рынке недвижимости? Спрос на новостройки упадет, а переплата за новую квартиру вырастет в разы

 

#, , , ,
экономика и бизнес

Рынок кадров в строительной отрасли: состояние, прогнозы, решения

 

#, , , ,
экономика и бизнес

Как скажется отмена льготной ипотеки на рынке недвижимости? Спрос на новостройки упадет, а переплата за новую квартиру вырастет в разы

 

#, , , ,
экономика и бизнес

Рынок кадров в строительной отрасли: состояние, прогнозы, решения

 

#, , , ,

No Banner to display

анонсы
мероприятий