журнал стратегия

#журнал стратегия

Клуб экспертов:

поможет ли IT-отрасли налоговый маневр?

Согласно новому закону, подписанному президентом РФ, с 1 января 2021 года налог на прибыль для IT-компаний снизится с 20 до 3%, а страховые взносы — с 14 до 7,6%. При этом планируется отменить нулевой НДС на софт, который не признан отечественным. Как это отразится на отрасли? Изменят ли предприниматели свои планы развития? Есть ли подводные камни у инициативы? Об этом рассуждают руководители и ведущие эксперты IT-компаний.

Борис Шаров, генеральный директор компании «Доктор Веб»:

— Указанные меры были введены президентом для поддержки IT-отрасли, которая, как сообщалось, пострадала от эпидемии коронавируса. При этом сама отрасль была далеко не однородна по масштабам негативного влияния на нее противоэпидемических мер. Были компании, у которых фиксировалось практически стопроцентное падение выручки, были те, кто имел рост выручки, достигавший 600%. Соответственно, влияние этих мер на разные компании тоже ожидаемо разное. Льготы по налогу на прибыль вряд могут помочь компаниям, оставшимся без выручки.

Что касается нашей компании, то, имея уже довольно обширный опыт различных маневров государства в регулировании отрасли IT, мы ждали большей конкретики помимо основных цифр, которые предельно ясны и, безусловно, восприняты нами с оптимизмом. Поскольку доля расходов на персонал в общей структуре компании — разработчика софта весьма высока, снижение любых налогов, привязанных к ФОТ, однозначно может быть расценено как мера поддержки. Аналогично снижение налога на прибыль объективно является возможностью больше средств использовать для развития бизнеса, прежде всего для реализации проектов, требующих квалифицированных инженерных и разработческих кадров.

Однако при этом важно не забывать, что суть налогового маневра для IT-отрасли — не только в снижении налогов. Есть еще возвращение НДС при продаже лицензий на ПО, если оно не включено в реестр российского программного обеспечения. Об этом громко не говорилось, но это рискует оказать очень серьезное воздействие на отрасль.

Прежде всего, радикально меняется роль реестра отечественного ПО — если до сих пор это был ориентир для государственных организаций при закупке продукции для собственных IT-нужд, то теперь попадание в реестр необходимо для освобождения от уплаты НДС. В этой связи возникает сразу очень много вопросов, но пока можно говорить о том, что налоговый маневр правительства — вещь куда более многогранная и сложная, чем об этом сказал президент.

Как наша IT-компания сможет использовать сохраненные ресурсы? Прежде всего, это позволит увеличить масштабы проводимых нами исследований, которых необходимо все больше и больше с учетом роста не только количества киберугроз, но и количества операционных систем, а также новых процессоров, в том числе и отечественного производства. Однако, учитывая бесконечный рост требований со стороны государства по сертификации разрабатываемых нами программных продуктов, вряд ли можно говорить о том, что удастся сохранить много средств.

Повлияло ли это на наши планы развития? Нет. К тому же мы не можем пока досконально просчитать полную выгоду, которую это нам принесет, поскольку вопрос с НДС еще не видится нам окончательно решенным.

Соответствует ли этот закон общемировым трендам? Нам сложно говорить о них. Есть страны, где государство изначально существенно стимулирует рост IT-сферы и содействует развитию конкуренции в ней. Есть противоположные примеры. Нам видится, что действия государства должны не ориентироваться на общемировые тренды, а в максимально полной мере учитывать потребности российской IT-отрасли.

Владимир Дергоусов, партнер, руководитель практики правового консультирования компании «Альянс консалтинг»:

— По словам председателя правительства РФ Михаила Мишустина, принятые меры поддержки позволят создать благоприятную среду «высокоразвитого, высокотехнологичного в сфере программного обеспечения бизнеса» для работы в России. Действительно, снижение ставок налога на прибыль и суммарного размера тарифов страховых взносов окажет положительный эффект на IT-отрасль в целом.

Вместе с тем отменяются некоторые другие льготы, в частности отменяется нулевой НДС для операций с иностранными программами для ЭВМ или базами данных, не входящими в единый реестр (реестр российских программ для ЭВМ и баз данных и реестр программ для ЭВМ и баз данных из государств ЕАЭС). Отмена нулевого НДС на продажу исключительных прав на софт и прав на пользование им по лицензионным договорам, несмотря на уменьшение ставки социальных взносов и налога на прибыль, может иметь обратный эффект — для значительного количества игроков IT-отрасли налоговое бремя может только возрасти, а удорожание в связи с этим иностранных программ ляжет на всех конечных пользователей.

Кроме этого, несправедливыми представляются условия для организаций IТ-отрасли в части применения пониженных ставок по налогу на прибыль и страховых взносов. Не у всех в IТ-отрасли, в особенности в условиях пандемии, наблюдается рост или стабильное положение. В то же время, если мы говорим о тех, кто испытывает сложности, и стартапах как менее защищенных категориях, но важном драйвере для развития IТ-бизнеса, условие, например, о среднесписочной численности не менее семи человек может оказаться для них неподъемным, а пересчет налогов и страховых взносов за отчетный период — фатальным.

Меры поддержки IT-компаний требуют некоторых доработок. Нельзя допустить, чтобы в итоге получали поддержку те, кто и без нее справляется, и, наоборот, лишать тех, кто в ней остро нуждается.

Светлана Анисимова, генеральный директор компании UiPath в РФ и странах СНГ:

— Налоговый маневр может сделать Россию одной из самых привлекательных в мире стран для развития IT-отрасли, ведь глава государства также заявил о необходимости развития тенденций к цифровизации. Компания с оборотом 1 млрд рублей сможет высвободить благодаря налоговому маневру около 84 млн рублей. Это позволит нанять большее количество высококвалифицированных работников и повысить зарплаты, сделать компанию более конкурентоспособной, поможет перенаправить этот бюджет на цифровизацию, в том числе роботизацию типовых бизнес-процессов, освобождая большие ресурсы на решение стратегических задач.

Документ определяет экспериментальные режимы налогообложения в сфере цифровых инноваций. Это бессрочное снижение ставки страховых взносов и ставки налога на прибыль. Для российской IT-отрасли наступила эпоха активного развития — пандемия стала стимулом для все большей цифровизации бизнеса. Курс на автоматизацию бизнес-процессов, онлайн-обучение, разработку информационных систем, помогающих в новых условиях, — новые для российского рынка понятия стали реалиями жизни, которые помогают держать курс общемировых трендов.

Еще одна часть маневра — отмена нулевого НДС на продажу программного обеспечения иностранных вендоров, что повлечет за собой повышение стоимости их продукции, поэтому задуматься о закупке их продуктов может быть выгодно именно сейчас. В плане отечественных компаний сохраняется стабильность — при их попадании в список реестра российского ПО они продолжают пользоваться льготой нулевого НДС.

Василий Рудометкин, руководитель группы разработки в компании «Стрим» (ПАО «МТС»):

— В настоящее время в России наблюдается наибольшее количество эмиграций. И наибольшее число эмигрантов — люди из IT-отрасли, так как они наиболее востребованы во всем мире, их опыт и знания ценятся везде, в большинстве случаев они хорошо владеют иностранным языком, а для их найма требуется меньше финансовых затрат.

Закон о налоговом маневре позволит IT-компаниям экономить на расходах на содержание компании. Сэкономленные средства должны будут пойти на удержание профессионалов — внедрение современных технологий, обучение персонала и рост зарплат в IT-сфере.

Этот закон не противоречит общемировым трендам, так как проблема кадров сейчас стоит в каждой развивающейся стране и каждое правительство заинтересовано в привлечении большего количества специалистов.

В настоящее время наша компания активно набирает новых специалистов с целью запуска новых продуктов, и закон Владимира Путина позволяет предоставить конкурентные условия на рынке.

Андрей Конусов, генеральный директор компании «Аванпост»:

— При первом взгляде на формулировки, озвученные в законе, все выглядело очень красиво. Однако, как бывает, подвох кроется в деталях, а они в рамках этого налогового маневра оказались очень существенными.

Самым значимым изменением, которое каким-то образом выпало из громких заголовков, стало то, что параллельно с уменьшением налогов отменяется другая значимая льгота — об отсутствии НДС при продаже лицензий на программное обеспечение. Эта льгота будет сохранена только для софта, входящего в реестр отечественного ПО. Но поскольку в структуре российского IT-рынка иностранное ПО занимает больше половины, то это увеличение налогового бремени в очень большом объеме.

Да и упомянутыми льготами сможет воспользоваться лишь малая часть IT-компаний. Льготы будут предоставляться только тем, у кого 90% выручки приходится на продажу и внедрение своего собственного ПО. А этому требованию соответствует лишь ограниченное количество компаний-вендоров. Гораздо большее число компаний относится к категории системных интеграторов и дистрибьюторов, занимающихся поставками и внедрением софта и оборудования различных производителей. И эти компании не попадают под действие льгот. А вот появление НДС на продажу софта они, так же как и их клиенты, прочувствуют во всей красе.

Так что в сухом остатке нужно признать, что налоговый маневр в IT — это не снижение, а повышение налоговой нагрузки на отрасль. А это, конечно, никак не соответствует общемировым трендам.

Говоря о нашей компании, мы, будучи разработчиком собственного ПО, включенного в реестр, могли бы претендовать на описанные льготы, однако мы уже много лет являемся резидентом фонда «Сколково», предоставляющего не менее привлекательные налоговые льготы. И что-либо менять мы не планируем. Так что у нас не появляется каких-либо дополнительных ресурсов для развития.

Максим Захаренко, генеральный директор компании «Облакотека»:

— Любые льготы для IT-компаний всегда только приветствуются. Особенно если они касаются страховых взносов (ФОТ — это основной расход компаний-разработчиков) и налога на прибыль — с помощью таких льгот компании существенно высвобождают средства на свое дальнейшее развитие.

А вот пункт с одновременным введением НДС на реализацию программного обеспечения имеет светлые и темные стороны. Он отрицательно скажется на потребителях и канале распространения. Фактически цены на софт увеличатся на 20%. На мой взгляд, менее удачного времени для такого «маневра», чем пандемия COVID-19, придумать сложно. В результате него особенно пострадает малый бизнес на УСН, поскольку крупный бизнес весь НДС зачтет по цепочке.

Но есть и другая, менее очевидная сторона этого вопроса, напрямую связанная с цифровизацией компаний. Сейчас буквально все становится софтом и непонятно, где грань между ним и предметной областью, автоматизируемой этим софтом. Например, остались ли еще банки или они уже превратились в IT-компании из отрасли fintech? Они оказывают финансовые услуги или услуги доступа к своему ПО?

Существует сервис виртуальной АТС (автоматическая телефонная станция), который «отгружается» по двум договорам — лицензионному на использование ПО виртуальной АТС в режиме SaaS (ПО как услуга) и дополнительному договору услуг связи на телефонный трафик. Сервисы сдачи налоговой отчетности почему-то тоже считаются ПО в режиме SaaS и своими миллиардными оборотами портят статистику рынка настоящего SaaS.

В законе о налоговом маневре сделаны попытки как-то разделить, где софт, а где сервис, чтобы лишить льгот, например, рекламные компании, агрегаторы, маркетплейсы и других. Но все это разделение выглядит спорно, потому что одно отделить от другого все сложнее и сложнее. НДС на все поможет решить вопрос «софтовых схем». К тому же в Европе, например, лицензии на софт всегда продавались с НДС.

Дмитрий Нор, директор компании SkySoft (Минск):

— Я не берусь как-то оценивать данную меру, но могу сказать свое мнение по поводу этого решения. Если учитывать то, что на данный момент происходит с российским IT-бизнесом, то налоговый маневр позволит местному бизнесу быть. В мире и в России ситуация с IT непростая, поэтому данная мера будет весьма кстати.

Кроме того, повысится вероятность того, что через некоторое время IT-предприниматели не уедут из страны и, на мой взгляд, кто-то даже приедет в РФ, чтобы заниматься IT-бизнесом, потому что условия реально хорошие и уровень жизни в России тоже неплохой.

Если говорить про сохраненные ресурсы, не про мои, но про ресурсы большинства компаний, я думаю, что деятельность IT-компаний станет «белее» и законнее, но не вся, учитывая российские реалии.

По поводу того, насколько это соответствует общемировым стандартам, могу сказать, что это соответствует стандартам постсоветских стран, которые тоже развивают IT-отрасль, потому что в других странах ситуация иная, и это касается не IT-сферы, а развития бизнеса в целом.

Если говорить о планах развития, то я задумался о том, что можно переехать и в Россию и там довольно неплохо жить и вести бизнес. Если попытаться оценить данную меру в целом, то я бы оценил ее очень хорошо. И я еще раз убедился в том, что Россия — очень хорошая и интересная страна, в которой можно реализовать свои возможности.

Максим Пустовой, операционный директор компании Positive Technologies:

— Налоговый маневр, который вступает в силу с 2021 года, дает существенные налоговые послабления для IT-компаний, которые разрабатывают отечественное ПО, соответствующим образом оформленное и зарегистрированное.

Но очень часто IT-разработка предполагает создание ПО, которое не оформляется в виде продукта как такового, а является заказной разработкой, и никаких льгот в рамках маневра здесь пока не предполагается (насколько нам известно, этот вопрос сейчас прорабатывается).

То же касается разработки, которая больше относится к IT-услугам. И в рамках различных центров разработки IT-услуги, такие как поддержка и доработка ПО, очень часто встречаются. Распространение налоговых льгот на этот вид IT-деятельности сильно бы помогло индустрии — привело бы к более интенсивному развитию IT-сервисных компаний, удержало часть разработчиков от серой схемы работы на западных заказчиков и отъезда за границу.

Максим Болотов, генеральный директор компании Inostudio:

— Это важное стратегическое решение, которое прежде всего обозначает приоритеты развития в Российской Федерации. И то, что это IT — основа цифровой трансформации и перехода к новому технологическому укладу, означает, что Россия осознает важность этой трансформации и становится на путь ее интенсивной реализации. На мой взгляд, один из способов в текущей ситуации усилить лидерство в грядущих реалиях — это обозначить стратегию.

Если мы говорим о цифрах, это тоже правильный шаг. Есть нюансы, которые проясняются, и отрасль сейчас активно работает над тем, чтобы уточнить моменты и какие-то сложности. Поскольку льготы предполагают некоторые условия применимости. На мой взгляд, залог успеха — четкость, прозрачность и понятность условий той или иной меры поддержки.

Цифры, которые заложены, создают более комфортные условия. И это еще раз показывает, что появляется понимание того, что IT-компании имеют другую структуру бизнеса, ориентированную прежде всего на человеческий капитал. И следовательно, именно вложение в человеческие ресурсы должно приносить основной результат. Снижение налогов высвободит определенный запас средств, который компании смогут направить на развитие технологических компетенций в условиях текущей конкуренции.

Как наша IT-компания сможет использовать сохраненные ресурсы? Прежде всего, на развитие человеческого капитала. Будем инвестировать в людей и в новые проекты. Поскольку у нас сервисный бизнес, проектами будут — освоение новых технологических ниш и новых рынков. А также усиление представительства на имеющихся рынках.

Повлияло ли это на наши планы развития? Да. Это добавило оптимизма. На мой взгляд, планы успешной компании не должны зависеть от внешних условий. Они могут корректироваться, но стратегия развития должна быть всегда. И что появились такие меры поддержки, лишь усиливает оптимизм от мысли, чего можно достичь.

Сейчас каждая страна в мире борется за людей, за квалифицированные кадры. И в этой борьбе мы должны быть конкурентоспособными. Многие страны создают специальные условия для IT-компаний, делают их наиболее благоприятными, чтобы позволить им выиграть в условиях текущей конкуренции. И то, что наша страна включается в эту систему конкуренции за глобальные IT-кадры, мне кажется правильным. Мы не стоим в стороне, мы движемся вперед.

Игорь Боев, сооснователь и управляющий партнер онлайн-сервиса для учета денег в бизнесе «ПланФакт»:

— Цель предстоящих изменений — не только и не столько антикризисная поддержка, сколько намерение государства через долгосрочное развитие отрасли обеспечить структурные изменения экономики, которые возможны через технологические достижения IT-сектора.

Кроме того, государство дает сигнал и предпринимает действия к тому, чтобы компании переходили в легальное налоговое поле. Надеюсь, многие так и сделают, особенно на фоне одновременного усиления контроля за действиями компаний в направлении «оптимизации» налогов.

Многие компании в IT-секторе — это микробизнесы, стартапы, которые в основном работают по упрощенной системе налогообложения, поэтому снижение налога на прибыль с 20 до 3% их не коснется. Но для тех, кто работает по основной системе налогообложения, конечно, сыграет положительную роль снижение уровня страховых взносов и налога на прибыль. Полагаю, что такие компании сейчас находятся в томительном ожидании и надежде, что налоговые изменения будут действовать долгосрочно.

Есть еще один важный момент. Доля налогов от маленьких компаний или стартапов ничтожна в общем объеме налогов, получаемых государством. Но для самих этих бизнесов — это деньги, которые жизненно необходимы. Поэтому, считаю, стоит рассмотреть вопрос о том, чтобы совсем маленьких и/или начинающих в принципе освободить от налогов до достижения определенного уровня выручки.

В целом же, и, думаю, со мной согласятся многие коллеги, одного налогового маневра недостаточно — нужен комплекс мер по оздоровлению бизнес-климата: это и снижение налогов и сборов, и уменьшение количества проверок, те же честные суды, где бизнес сможет отстоять свои права, и т. д.

Сохраненные ресурсы позволят нам скорректировать бизнес-планы и показатели «ПланФакта». Проще говоря, получить недозаработанное из-за пандемии.

Хочу сказать при этом, что, даже при всех ограничениях и неудобствах, вызванных карантином, компания работала не просто стабильно, а показывала рост. Небольшая стагнация прослеживалась лишь в самые «жесткие» месяцы. Мы научились организационно и технически решать вопросы удаленной работы, поэтому в дальнейшем не видим для себя рисков снижения качества обслуживания текущих и вновь подключаемых пользователей — будем расти и совершенствоваться, как и раньше.

Безусловно, снижение страховых взносов позволит направить дополнительные средства, например, на расширение штата сотрудников. «ПланФакт» — сервис, вышедший на самоокупаемость без каких-либо внешних инвестиций и показывающий кратный рост выручки в последние три года. Мы рассчитываем ускорить темп развития компании и желаем того же всем нашим коллегам.

Григорий Сизоненко, генеральный директор ГК «ИВК»:

— Оцениваю эти меры как безусловно положительные. Серьезные преференции отечественным производителям сделали вложение денег в IT-отрасль крайне выгодным. И отрасль стала заметно расти.

Надо отметить, что льготы, которые государство предоставило отечественным производителям ПО, выгодны не только самой отрасли, но и экономике страны в целом. Деньги, заработанные IT-отраслью, служат драйвером развития других отраслей и социальной сферы.

Во-первых, эти деньги остаются в стране, а во-вторых — это деньги с большим мультипликатором. Мультипликатор — это коэффициент, отражающий связь между увеличением (уменьшением) инвестиций и изменением величины дохода. Суть эффекта мультипликатора состоит в том, что увеличение инвестиций в отрасль приводит к повышению национального дохода общества, причем на величину большую, чем первоначальный рост расходов. То есть вложенные государством средства, оформленные в виде льгот, вызывают цепную реакцию в виде роста дохода и занятости.

По разным оценкам, мультипликатор для IT-отрасли сегодня варьируется в диапазоне от пяти до семи. Разработчики технологий и программных продуктов получают зарплаты, приобретают товары и услуги, оплачивают ипотеку и т. п. Каждый заработанный рубль пять-семь раз оборачивается в российской экономике, способствуя ее росту и развитию.

В состав группы компаний «ИВК» входит компания «Базальт СПО» — разработчик семейства операционных систем для рабочих станций, серверов, виртуальных и облачных сред. Ее деятельность полностью соответствует условиям получения налоговых льгот. Благодаря им компания может вкладывать больше средств в развитие — в разработку новых технологий и продуктов, в привлечение квалифицированных высокооплачиваемых специалистов.

Льготы для собственных IT-компаний существуют во многих странах. Это общемировая практика, а не «изобретение» России. Если в предыдущие пару десятилетий мировым трендом была глобализация, которая предполагала международное разделение труда и общий рынок (эту идею воплощает ВТО), то в последнее время стремительно развиваются тенденции к «закрытию» рынков.

Отчасти это обусловлено технологической конкуренцией стран и риском технологического доминирования ряда крупных компаний. Многие страны ввели серьезные ограничения на закупку зарубежных продуктов для государственных нужд и одновременно экономические преференции продуктам собственных разработчиков, которые дают им конкурентные преимущества.

Вполне естественно, что и Россия предпринимает аналогичные меры. Иначе мы просто останемся без IT — ключевой отрасли для развития экономики. В качестве оптимистичного примера, где подобные преференции уже дали экономический выигрыш, можно привести сельское хозяйство. После санкций Россия получила подъем этой отрасли. Выяснилось, что мы можем не только вполне успешно обеспечивать внутренний рынок, но и экспортировать конкурентоспособную продукцию.

Светлана Гацакова, директор департамента корпоративных информационных систем компании ALP Group:

— Принятые меры по снижению налога на прибыль и страховых взносов для IT-компаний, безусловно, дадут позитивный эффект. Вместе с тем очень многие ждали от налогового маневра прежде всего изменений, связанных с НДС. Именно этот налог составляет сейчас значительную нагрузку в отрасли. Ведь IT-компании, оказывающие своим клиентам высокотехнологичные услуги, практически не закупают сырье, материалы и прочее — они продают свой интеллект. Поэтому они лишены возможности делать вычеты НДС, как это происходит, например, в производственном секторе. Таким образом, вся нагрузка по уплате НДС лежит именно на них.

Отчасти это снижает и потенциальные преимущества от снижения налога на прибыль — после уплаты НДС от прибыли уже мало что остается. Отмечу также, что нулевая ставка НДС, распространяющаяся только на вендоров (разработчиков) ПО, не отражается на компаниях, занимающихся внедрением, консалтинговыми услугами, поддержкой. А вот льготы по страховым взносам — вещь для нас достаточно существенная, ведь зарплаты IT-специалистов сравнительно высокие.

Мы планируем направить высвободившиеся ресурсы туда, где наша компания имеет явные преимущества, — в первую очередь в развитие персонала, в обучение и подготовку новых молодых специалистов. В частности, мы продолжим развивать стажерскую программу. Также в приоритетном порядке будем развивать наши механизмы управления и процессной аналитики.

Дмитрий Алексенко, директор по продажам компании «ТехЛАБ»:

— По оценке экспертов, в связи с ухудшением экономической обстановки в стране на фоне пандемии выручка IT-компаний сократилась. Оплата труда в этой сфере составляет довольно большую часть расходов — в некоторых компаниях до 90%. Снижение выручки может привести к уменьшению размера заработной платы и сокращению численности сотрудников, что может привести к росту безработицы и оттоку из России самых квалифицированных IT-специалистов. Во избежание этого российские власти провели налоговый маневр, значительно сократив налог на прибыль и понизив ставку страховых взносов с оплаты труда для IT-компаний начиная с 2021 года.

Эти меры дают возможность сохранить или даже увеличить размер заработной платы и при необходимости привлечь больше специалистов для создания новых IT-направлений. Также в перспективе это приведет к развитию востребованных информационных технологий в стране и повысит их конкурентоспособность на мировом рынке. Налоговый маневр может оказаться особенно полезным для IT-компаний, которые занимаются цифровизацией таких стратегически важных областей, как здравоохранение, производство, логистика.

Кроме того, с новыми налоговыми ставками Россия будет в числе мировых лидеров по привлекательности ведения IT-бизнеса, что создаст условия для размещения мировых стартапов на ее территории и возвращения российских предпринимателей и IT-специалистов, работающих за рубежом.

Борис Попов, директор по развитию бизнеса компании Vinteo, эксперт рынка видеокоммуникаций:

— Наша компания занимается разработкой решений видео-конференц-связи, а это сегмент IT-рынка, оказавшийся «на передовой» во время пандемии. С вводом в марте карантинных мер и вынужденным переходом населения на удаленную работу, возросшими потребностями в услугах телемедицины, дистанционного образования, срочных межведомственных совещаний, приоритет видео-конференц-связи внутри организаций резко повысился.

Например, к нам, как к отечественному производителю решений ВКС, резко возросло число обращений от основного пула заказчиков — вузов и образовательных учреждений, медицинских центров, госструктур, бизнеса. Мы ввели бесплатные срочные лицензии на наш сервер видеосвязи, чем поддержали заказчиков в авральной ситуации, когда у большинства из них не оказалось бюджетов на срочное приобретение решений видео-конференц-связи, однако потребовалось оперативно ввести новую для них технологию либо резко нарастить количество абонентов существующей системы видеосвязи.

По оценкам на конец июня 2020 года, программой поддержки воспользовались 78% существующих заказчиков компании, свыше 200 крупных организаций впервые обратились для получения лицензий и используют их в настоящее время.

В связи с вышесказанным налоговый маневр в значительной степени может поддержать нас, как небольшого отечественного разработчика стратегически важных решений. Думаю, что он в целом необходим для поддержки игроков нашего сегмента рынка, большинство из которых безвозмездно оказывали помощь по переводу персонала на «удаленку» в самый пик первой волны.

Хотя рынок видеосвязи и вырос за период первой волны пандемии, но говорить о монетизации реализованных проектов пока не приходится — активных продаж, несмотря на большой спрос, не было.

Григорий Любачёв, сооснователь CRM «Пачка», директор по развитию IT-компании «Примавера»:

— Налоговый маневр для IT-отрасли — это интересный и правильный шаг. IT-специалисты — самые высокооплачиваемые на рынке, и в структуре расходов IT-компаний зарплаты занимают большую долю. Поэтому такое снижение страховых взносов — с 14 до 7,6% — довольно сильно влияет на экономику бизнеса. Особенно если говорить про маленькие и средние IT-компании.

Что касается налога на прибыль, то это нововведение подразумевает, что за такой льготой теперь не нужно идти в какие-то специальные экономические зоны: Калининград, допустим, или «Сколково». За счет этого налоговый маневр позволит региональным IT-компаниям развиваться в равных условиях с резидентами специальных экономических зон.

Но есть нюанс: чтобы платить налог на прибыль, компания, соответственно, должна быть прибыльной. Сейчас в IT-отрасли большинство компаний планово-убыточны, стратегия западных стартапов построена на постоянном привлечении инвестиций и бесконечном росте капитализации, а не чистой прибыли.

В России ситуация немного другая: большинство отечественных стартапов не может позволить себе бесконечный рост и выход на мировой рынок. Поэтому многие остаются в России, перестают привлекать большое количество инвестиций и, если их финмодель была верной, рано или поздно становятся прибыльными. Прибыльность таких компаний после налогового маневра и вырастет на 17%, если они оформлены в России и работают в общей системе налогообложения.

Но самое главное — не это, а НДС. Сейчас все IT-компании, включая иностранные в России, не платят НДС. А со следующего года НДС не будут платить только компании, которые со своим продуктом попали в реестр российского ПО. Причем это касается именно разработчиков ПО (например, облачных CRM-систем, АТС — какого-то прикладного ПО). Агрегаторы, маркетплейсы, интеграторы и подобные сервисы в эту категорию не попадают. И теперь производить ПО в России становится намного выгоднее.

В мировой практике есть похожие шаги (офшорные территории и особые экономические зоны вроде ПВТ в Минске), но о таких комплексных решениях в масштабах государства я не слышал.

Лично мы выгоду от налогового маневра планируем инвестировать в команду: нанять новых сотрудников, чтобы более эффективно решать свои продуктовые задачи. Из других планов компании, связанных с нововведениями, — подать все необходимые документы и внести в реестр российского ПО наши продукты, которые еще туда не попали. Но так как мы не планировали подаваться на резидентство в особых экономических зонах, глобально планы компании не поменялись.

Дмитрий Красичков, предприниматель в IT-отрасли:

— Нужно понимать, что речь идет не о снижении налоговой нагрузки на отрасль, а о налоговом маневре, то есть, по сути, о перераспределении нагрузки между игроками в отрасли. В таких случаях всегда есть победившие и проигравшие.

Более того, если рассматривать государство как одного из участников процесса, то есть основания полагать, что в итоге оно окажется среди основных бенефициаров. Расчеты показывают, что отмена льгот по НДС не просто перекроет выпадающие от снижения страховых взносов и налога на прибыль поступления, но и позволит получить дополнительный доход в бюджет. В итоге реальная налоговая нагрузка на отрасль может даже увеличиться.

Конечно, было бы неправильно говорить, что принятые меры никак не помогут. Фонд оплаты труда составляет существенную часть затрат любой IT-компании, во многих случаях до 80% месячного бюджета, и снижение страховых взносов в краткосрочной перспективе высвободит дополнительные ресурсы. Особенно это будет полезно компаниям на УСН, так как они освобождаются от уплаты НДС. Но нужно понимать, что на современном рынке уже долгие годы идет война за программистов. Спрос на разработчиков значительно превышает предложение, заставляя компании переманивать сотрудников у конкурентов на лучших условиях. По моим оценкам, компании, кому сейчас поможет налоговый маневр, в среднесрочной перспективе все равно будут вынуждены потратить эти ресурсы на повышение заработной платы и улучшение условий труда разработчиков.

В целом IT-рынку для качественного шага вперед нужны от государства несколько иные меры, например:

 

● Реформа системы образования. Качество подготовки разработчиков в отечественных вузах падает из года в год, при этом рынок постоянно живет в условиях кадрового голода.

 

● Либерализация валютного законодательства. Сейчас небольшим российским компаниям достаточно трудно работать с зарубежными заказчиками и выходить на международные рынки.

 

● Решение системных проблем в экономике. Стабильный экономический рост автоматически будет создавать дополнительный спрос на программные продукты.

Исходя из того, что снижение страховой ставки поможет нам сохранить часть прибыли, мы планируем увеличить заработную плату сотрудников и улучшить условия труда. Это станет дополнительной мотивацией для тех коллег, кто уже давно с нами, а также позволит выглядеть привлекательнее на фоне более крупных компаний (особенно из финансового сектора, где зарплаты в IT наиболее «перегреты») при найме новых сотрудников.

Повлияло ли это на наши планы развития? Нет, это некоторый бонус, который нам поможет, но на долгосрочные планы данный законопроект не повлияет. За счет снижения налогов мы сможем обеспечить лучшие условия для привлечения новых квалифицированных специалистов в компанию и удержания текущей команды.

Соответствует ли это общемировым трендам? Отчасти. Льготы для IT-компаний существуют во многих странах, но их нужно анализировать вместе с общим состоянием и структурой экономики конкретного государства, особенностями налогообложения и ведения бизнеса.

Не уверен, что это стоит называть трендом, скорее это уже сложившееся положение вещей. Все понимают, что в современном мире без IT-технологий невозможно оставаться конкурентоспособным, поэтому так или иначе стараются поддерживать разработчиков в своих странах. Но это нельзя делать только за счет льгот по налогам, поддержка должна осуществляться комплексно.

Подготовил Николай Алексеев

Фото: из личных архивов спикеров; Shutterstock

30.10.2020
экономика и бизнес

Хюберт де Хаан: «Bosch стремится помочь россиянам пережить самоизоляцию из-за COVID-19 с бо́льшим комфортом»

Интервью с главой БСХ Россия (компания Группы Bosch)

#, , ,
экономика и бизнес

Бизнес-дипломатия выходит на новый уровень

17 декабря состоялось заседание Совета Международного Конгресса промышленников и предпринимателей

#,
экономика и бизнес

Хюберт де Хаан: «Bosch стремится помочь россиянам пережить самоизоляцию из-за COVID-19 с бо́льшим комфортом»

Интервью с главой БСХ Россия (компания Группы Bosch)

#, , ,
экономика и бизнес

Бизнес-дипломатия выходит на новый уровень

17 декабря состоялось заседание Совета Международного Конгресса промышленников и предпринимателей

#,
анонсы
мероприятий