Мегатренд: бороться и искать…

мегатрпенд

О практической роли фундаментальной науки на примере космических исследований рассуждает Александр Долгов, профессор Новосибирского государственного университета и директор центра физики частиц и астрофизики, доктор физико-математических наук, лауреат премий Ландау-Вейцмана, Понтекорво, Фридмана, Маркова.

Практическую роль фундаментальных исследований оценить трудно или, как правило, невозможно. Видимо, уже навязли на зубах слова, приписываемые Фарадею в ответ на возможные применения его исследований поведения железных опилок в магнитном поле. Он сказал что-то вроде того: «Пока не знаю, но вы еще будете с этого налоги собирать». Так и оказалось. Исследования космоса — поиск неизвестного. Во всяком случае есть пока какие-то необъяснимые явления, к примеру, новая физика — во всем мире пытаются понять, какова же она. Вводят в строй новые телескопы, стоимость которых порядка миллиарда долларов за штуку, детекторы на спутниках. В Чили начато строительство нового телескопа с зеркалом почти в 40 метров, в Китае спроектирован лучший в мире радиотелескоп. Обнаружены гравитационные волны; два интерферометра, на которых сделано это открытие, стоят полмиллиарда. Сейчас настоящий бум в строительстве новых сверхчувствительных приборов. Общая мотивировка: надо искать, а что будет — посмотрим. Если не искать нового, начнется застой и загнивание. Идет активный поиск жизни и в Солнечной системе, и далеко за ее пределами. Но тут причина понятна: знание новых форм жизни и иных цивилизаций может дать очень много важного. Кстати, исследование планет Солнечной системы укажет, куда бежать, когда Солнце превратится в красного гиганта и раздуется почти до Юпитера, а Земля уж точно сгорит.

Очередной технологический прорыв может произойти от информации внеземного разума, но, конечно, если это и случится, то нескоро. Технологические прорывы как побочные продукты конструирования новых точных приборов уже были и наверняка будут. Наверное, желание узнать, что за горизонтом, в принципе в природе человека. Поэтому и тратятся миллиарды на пустое любопытство. История показывает, что это любопытство окупается сторицей. Космология поможет найти ответ на чрезмерную зависимость человечества от углеводородных энергоносителей. Но если речь идет о темной энергии, которая составляет около 75% массы во Вселенной, то идея об извлечении этой энергии для нужд «народного хозяйства» еще глупее, чем работы по добыванию солнечных лучей из огурцов, описанные в одном из путешествий Гулливера. Важно, изучая космос, воплощать разумные идеи: например, создавать спутники-зеркала, которые фокусировали бы солнечную энергию и переизлучали ее на Землю, или добывать гелий-3 на Луне для термоядерных станций. Есть и полуфантастическая возможность вылавливать в космосе магнитные монополи, которые смогут катализировать распад протона, и энергию можно будет добывать «из ничего». Но все это не для ближайшего будущего.

Автор: Андрей Журавлев

Категория: Статьи

Новости по теме:

Обновленный Союз

Таможенный кодекс Евразийского экономического союза, который вступит в силу 1 января 2018 года, станет одним из самых инновационных международных документов в таможенной сфере. Кодекс решает амбициозные задачи: объединение таможенных законов пространства ЕАЭС и облегчение ведения торговли с помощью цифровых технологий.

Рынок здоровья: итоги и планы

Свою оценку прошедшего десятилетия в области инвестиций в фармотрасль дали руководители крупнейших компаний сферы. Они рассказали, как менялся ландшафт российского фармацевтического рынка и какие есть перспективы его развития до 2024 года. Свое мнение также высказали представители Минэкономразвития и Минздрава.

Железный аргумент

По данным Национальной ассоциации участников рынка робототехники на 2016 год, в России плотность роботизации крайне низкая: всего два-три промышленных робота на 10 000 сотрудников. Чем грозит это отставание и как роботы изменят глобальную экономику и рынок труда, узнавали корреспонденты Журнала Стратегия в ходе ИННОПРОМ-2017.