Наука глазами школьников

наука глазами шк

Последние годы в России появилось много постановлений и программ, посвященных работе с молодежью. В них уделяют внимание воспитанию патриотических чувств, получению нескольких образований. С развитием центров молодежного инновационного творчества стала активно пропагандироваться профессия инженера. Как сказано в Стратегии развития молодежи до 2025 года, необходимо «обеспечить развитие инновационной экономики». Последнее, по мнению экспертов, невозможно без продвижения науки. Журнал Стратегия представляет исследование «Наука глазами современных подростков: школьники рисуют ученого».

Важный аспект профессионального самоопределения — наличие дифференцированных представлений о различных сферах рынка труда. Если старшеклассник не знает содержания работы инженера, технолога, логиста или аналитика, то он вряд ли выберет эти профессии. Даже если под воздействием некоторых других факторов, в частности, влияния родителей, моды, случая, школьник выберет будущую профессию, велика вероятность разочарования и низкой мотивации в дальнейшем. Все сказанное справедливо и в отношении профессии научного работника. Принято выделять два способа формирования образа науки. Во-первых, напрямую, через собственный опыт исследовательской деятельности. Это, в основном, характерно для профессиональных ученых. А во-вторых — опосредованно, через мнения других людей и средства массовой информации. Подобный путь создания имиджа науки использует современная молодежь, черпающая сведения преимущественно из Интернета и в меньшей степени из телевидения, радио, печатных органов. Хотя, справедливости ради, надо уточнить, что большинство телевизионных каналов, газет и журналов имеют свои интернет-сайты, что создает доступность информационной среды в соответствии с запросами аудитории.

Карикатуры, фильмы, мультфильмы, комиксы и другие невербальные документы воздействуют на молодое поколение. Например, первые представления детей о научных работниках и специфике их деятельности основываются на образах, транслируемых в мультфильмах, детских познавательных передачах, где они, к сожалению, весьма искажены и далеки от оригинала. Это либо психически неуравновешенные ученые-злодеи, стремящиеся разрушить (завоевать, поработить) мир, либо смешные простаки. При этом и те, и другие герои слабо социально адаптированы, их трудно назвать успешными, они вряд ли могут стать образцом для подражания у современных детей.

В связи с этим возник вопрос о том, какой образ ученого сложился в восприятии подростков. Ведь именно содержательная наполненность и оценочная определенность имиджа науки помимо склонности к аналитической деятельности, интеллектуального потенциала и желания постичь новое помогают сделать выбор в пользу исследовательской карьеры.

Исследование проводилось в школах города Ярославля среди школьников от 8 до 12 лет. В качестве основного диагностического средства был использован рисуночный тест «Нарисуй ученого» (The Draw-A-Scientist Test ((DAST)).

Школьников попросили нарисовать картину, на которой изображен ученый за работой, а после написать небольшой рассказ о рисунке. Описать, что происходит, чем занимается ученый, кто это такой, в какой научной отрасли он работает.

При анализе рисунков исследователи опирались в первую очередь на анализ стереотипных и некоторых альтернативных критериев, которые используются в более поздних работах. Также была проанализирована использованная при рисовании цветовая гамма, жанр, конституционные особенности изображенных ученых в соответствии с типологией Эрнста Кречмера (астеники, атлетики, пикники). Предполагалось, что стереотипный образ ученого — это астеник, высохший за книгами и научными изысканиями.

После обработки полученных рисунков выявлено, что лишь 37,6% детей рисуют ученого в халате в случае лабораторных экспериментов. Ученый одет чаще в повседневную современную одежду. Часто такая одежда довольно заметна даже из-под лабораторного халата. В действительности лабораторный халат не является сейчас неотъемлемой частью образа ученого. Он используется представителями достаточно узкого круга научных направлений, предполагающих лабораторные исследования. Однако в 13,3% случаев дети вместо лабораторного халата рисуют костюм спецзащиты (полный или его отдельные элементы — перчатки, шлемы), а в 28,9% случаев костюм просто не прорисован, его нельзя идентифицировать. Такой результат объясняется тем, что дети не были замотивированы на качественный рисунок, так как у них еще не сформировались четкие представления о специфике работы ученого. Иными словами, по критерию одежды рисунки детей отражают скорее не стереотипное, а реальное положение дел.

Очки у детей продолжают ассоциироваться с ученостью и в первую очередь с чтением. Они появляются на изображениях нечасто (47,4%). В пояснениях к рисунку школьники указывали: «Он с детства много читал, поэтому посадил глаза», «Он целыми днями сидит в кабинете и, скорее всего, у него есть очки, так как он испортил зрение». Очки, да и сама профессия ученого ассоциируются с нездоровьем, с болезненными состояниями, к которым приводит данная деятельность. Чаще очки появляются все же у ученых более старшего возраста, у молодых довольно редко. В этом контексте очки уже начинают терять свой сакральный смысл признака учености. В качестве альтернативного критерия, отражающего ученость, может быть непропорционально большая голова (21,4%) или изображение только головы (лица) ученого (10,4%).

Усы или бороду нарисовали только 24,9% респондентов, что способствует пересмотру традиционного образа ученого. Отчасти это связано с тем, что на рисунках российских детей изображен очень большой процент женщин-ученых (15,7%) по сравнению с детьми в других странах. Возможно, имеет смысл также говорить о появлении нового альтернативного критерия — волосы, стоящие дыбом, которые встречаются на 18,5% рисунков. Это яркое следствие медийного образа ученого. Также довольно часто встречается состояние волос, отражающее почтенный возраст: лысина или седина, которые нарисованы на 21,4% рисунков.

Наиболее частым стереотипным критерием, появляющимся в рисунках российских школьников, являются символы исследований (пробирки, колбы, реторты) — 66,5%. Довольно типична ситуация, когда ребенок называет своего ученого химиком. Иногда, однако, называя его так, школьники при этом не изображают ни средств, ни инструментов, ни продуктов труда, то есть вербальное описание не подтверждается изображенным объектом. Верно и обратное — несмотря на то, что ученый — астроном или даже философ, на его рабочем столе могут оказаться пробирки.

стр 82

Другим наиболее часто встречающимся символом исследования является телескоп, остальные варианты, в том числе компьютеры, манипуляторы, роботы, появляются в единичных случаях. Это может свидетельствовать о достаточно упрощенных и ограниченных представлениях детей о научных специализациях и формах работы ученых. Поскольку научная деятельность ассоциируется в первую очередь с химией, а этот школьный предмет нравится далеко не всем учащимся, то впоследствии данный стереотип может помешать многим талантливым детям выбрать научную сферу. Это нашло отражение и в комментариях авторов рисунков: «На рисунке изображена работа ученого в моих представлениях. Он смешивает разные химические жидкости, благодаря чему у него появляется новая реакция. Мне эта работа не совсем интересна, так как сама химия мне не нравится».

Книга как символ знаний значительно снижает свои позиции в образе учености. Во многом это связано с внедрением информационных технологий в жизнь и профессиональную деятельность. С другой стороны, дети не видят таких функций научной работы, как накопление, систематизация и передача знаний. Ученый становится скорее пользователем уже добытых знаний. Надо отметить, что и компьютеры появляются на рисунках детей относительно редко — в 6,36% случаев. И это несмотря на то, что в России сейчас уже практически нет детей исследуемого возраста, которые бы не взаимодействовали с компьютером в той или иной форме. В мультфильмах и фильмах ученые работают на компьютерах, но субъективный опыт детей оказывается непроницаем для подобной информации. Профессия ученого воспринимается школьниками как нечто особое, принципиально отличное от обычной деятельности, а компьютеры и всяческие гаджеты стали неотъемлемой частью жизни многих современных подростков. Поэтому ученый, который просто не может быть как все, лишается в сознании детей возможности пользоваться новыми технологиями, но при этом довольно часто наделяется магическими атрибутами. Помимо этого, наблюдается обращение в прошлое. Так, в 17,9% случаев дети, несмотря на инструкцию, рисуют не современного ученого, а известного им ученого прошлого: Эйнштейна, Менделеева, Дарвина. Таким образом, ученый — это некий необычный, несовременный, архаичный человек, и вряд ли дети, которые нацелены на все новое и современное, захотят быть похожими на подобного персонажа.

25

Исследование проводилось в школах города Ярославля с 2016 по 2017 год. Выборка составила 172 человека в возрасте от 8 до 12 лет. Выбор младших подростков определялся тем, что для них выбор научной карьеры не носит пока обязательного и субъективно значимого приоритета. Они только начинают свой путь в мир профессий. Но вместе с тем погруженность с ранних лет в технологическую среду (гаджеты, бытовая техника, транспорт) позволяет выстроить собственное мнение о науке, научном открытии, изобретении как источнике всех окружающих их и ставших привычными и естественными результатов труда ученых. Понимание того, как школьники видят исследовательскую деятельность и самих исследователей, дает возможность уточнения, изменения, целенаправленного воздействия на образ науки при профориентации и учете в будущем запроса рынка труда и желаний школьника.

Елена Володарская, доктор психологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН

В качестве результата научного труда фиксировались как материальные продукты (колбочки с жидкостью, роботы, машины), так и нематериальные результаты (идеи, озарения), которые в ряде случаев существовали совместно. Нечастое указание на результат работы ученого свидетельствует, во-первых, о низкой осведомленности детей в области связи окружающих повседневных предметов с научными открытиями и решениями, а во-вторых — о представлении, связанном с беспредметностью, нематериальностью научного труда.

Продукты труда ученого также очень ярко представлены в эссе детей. Отношение к результатам исследовательской деятельности у школьников полярное. Это может быть ярко выраженная гуманистическая деятельность ученого, направленная на улучшение жизни людей: «Я нарисовал ученого, который занимается химией. Он добрый, умный, знаменитый. Он думает, как бы изобрести эликсир молодости», «Данный великий ученый всю свою жизнь занимался поиском правильной формулы для изготовления лекарства от рака. И, кажется, к закату своей карьеры он добился поставленной цели. Работает в области химии». Также это может быть деструктивная деятельность, направленная во зло: «Мой ученый — злодей. Он хочет изобрести машину для захвата всего мира», «Мистер доктор Зло. Занимается биологией, проводит эксперименты над злом, чтобы захватить мир».

Символы достижений (медали, грамоты) также встречаются довольно редко — 8,1%. Профессия ученого не воспринимается как возможная область профессионального успеха.

Часто рисунки таковы, что без описания по одному изображению невозможно понять, что это ученый. Именно поэтому в 11,6% случаев невозможно определить, какой специалист изображен, какого он пола и возраста. Наличие рисунков, где пол ученого определить нельзя, может свидетельствовать о том, что авторы очень плохо представляют себе данную сферу труда, имеют о ней очень неконкретные, абстрактные представления.

На большинстве рисунков изображены ученые, принадлежащие к белой расе. Исключение составил только один рисунок, где ребенок изобразил ученого негроидной расы и объяснил это тем, что видел такого ученого в кино. В ряде случаев у респондентов выявился эффект аморфного образа фигуры и черт лица ученого. В 12,8% случаев ученый изображен стоящим спиной. На двух работах ученый просто отсутствовал — на одном рисунке девочка изобразила нескольких животных и дала такой комментарий: «Биолог. У этого биолога две редких рыбы, два попугая, одна кошка и две змеи. Им по году. Он очень любит своих животных». Отсутствие детализации, с одной стороны, демонстрирует крайне неопределенное представление о данной сфере деятельности и представителях науки. Это связано с индифферентным отношением, отсутствием эмоциональной насыщенности сферы научной деятельности для респондентов. С другой стороны, отсутствие деталей в образе позволяет сосредоточиться не на личности, а на самой деятельности и ее результатах (например, доска с формулами). Однако следствием этого является обезличивание науки. Научный прогресс есть, но он осуществляется как бы сам собой, а не силами научных работников. 

26

В качестве основного диагностического средства был использован рисуночный тест «Нарисуй ученого» (The Draw-A-Scientist Test (DAST). Данная методика была разработана и предложена в работах Д. У. Чемберса. Большое количество исследователей по всему миру (Боливия, Греция, Канада, Колумбия, США, Турция, Швеция) использовали данную методику для выделения обобщенных показателей имиджа ученого независимо от социокультурных условий жизни людей и позволяющих описать стереотипные критерии восприятия ученого, научного сообщества, в целом науки как сферы деятельности. Традиционно в имидже ученого выделяют семь критериев, наличие которых в рисунке говорит о его сложившемся стереотипном образе: лабораторный халат; очки; усы или борода; символы исследований (приборы и оборудование); символы знаний (книги, картотеки); технологии (научные продукты); соответствующие подписи (формулы, комментарии типа «эврика», «я нашел»).

Татьяна Разина, заместитель директора по научной и воспитательной работе филиала ОАНО ВО «Московский психолого-социальный университет» в г. Ярославле

Дети видят ученого как живого, чувствующего и переживающего человека, но это может быть не только следствием личного опыта или отсутствия стереотипа, а результатом воздействия СМИ: во многих фильмах или мультфильмах ученые показаны как весьма эмоциональные и даже экзальтированные личности, которые в гиперболизированной форме радуются возможности уничтожить мир.

При выполнении задания некоторые школьники использовали только один цвет, часто нетипичный (синий, зеленый, сиреневый), для всего рисунка и в том числе для прорисовки черт лица. При условии, что у всех детей было по десять карандашей, всего в выборке было 18% монохромных рисунков, полихромных (шесть цветов и более) — 43%. Возможно, скудная цветовая гамма говорит об отсутствии интереса детей к данной профессиональной области и к ее представителям.

Анализ окружающей среды, в которую дети помещают ученого, показал, что дети очень слабо представляют себе специфику работы научного сотрудника, несмотря на то что в мультфильмах, телепередачах и фильмах лаборатории бывают показаны достаточно подробно. На природе дети чаще всего изображают астрономов, наблюдающих в телескоп звезды, реже — биологов, хотя в реальности именно астрономы проводят свои наблюдения в помещениях. Таким образом, представления о полевой работе разных ученых у детей также очень смутные. Самый частый сюжет рисунка — ученый с различными колбами и пробирками, это отражает несколько мифологический аспект этого образа, когда ученый — это еще и алхимик.

Интерес к сфере науки как варианту будущего профессионального выбора у детей крайне низкий: «Я считаю, что любая профессия интересна, главное — любить ее. Лично для себя профессию ученого я не выберу, это, безусловно, интересно и можно узнать множество нового, но я хочу более творческую профессию».

В качестве итога можно сказать, что имидж ученого имеет стереотипный характер. Школьники младших классов транслируют низкую осведомленность о его деятельности, что затрудняет выбор такой профессии. Что касается степени адекватности представлений детей о работе ученых, то она довольно низкая, это отчасти объясняется юным возрастом детей и еще недостаточно накопленным опытом. Однако если в будущей жизни дети не встретятся с учеными, то их представления о данной профессии и представителях научного сообщества останутся на уровне мультфильмов и комиксов. 

Поэтому очень важно вовлекать детей с самого раннего возраста в творческую деятельность, создавать условия для накопления собственного опыта проектирования, моделирования, исследования во всем многообразии научного поиска. Погружение в мир научной фантастики, встречи с учеными, поддержка и развитие любознательности, фантазии, интеллектуальной смелости, рискованности, открытости новому знанию несомненно поможет поддержать интерес к науке, сформировать научное мировоззрение, усилить притягательность исследовательского труда. А самое главное — решить кадровую проблему современной отечественной науки, связанную с притоком молодых талантливых умов, способных улучшить исследовательский потенциал и поддержать позитивный имидж ученого.

Исследователи пришли к выводу: чем менее стереотипный образ ученых будет формироваться в сознании школьников, тем с большей вероятностью они будут положительно относиться к науке и впоследствии смогут выбрать научную деятельность в качестве профессиональной сферы самореализации.

табл

Категория: Статьи

Новости по теме:

Небо покоряют на земле

На начало 2017 года запланирован первый полет МС-21 — нового отечественного пассажирского лайнера, одно из главных новшеств которого — композитное крыло. Его создатель — компания «АэроКомпозит» — впервые в мировой практике изготовила длинномерные силовые элементы конструкции, используя инфузионную технологию. Корреспонденты Журнала Стратегия узнали, в чем преимущества этой технологии, а также какое место в мировом авиапроме сможет занять МС-21.