Инновации vs импортозамещение

–ÓÒÒˡ. ≈··Û„‡. –‡·Ó˜Ë ‚ ˆÂıÛ Ì‡ ÎËÌËË ÔÓ ÔÓËÁ‚Ó‰ÒÚ‚Û ‡‚ÚÓÏÓ·ËÎÂÈ Ford ‚ ÓÒÓ·ÓÈ ˝ÍÓÌÓÏ˘ÂÒÍÓÈ ÁÓÌ "¿Î‡·Û„‡". ¿ÎÂÍÒÂÈ Õ‡Ò˚Ó‚/“¿——

Термин «импортозамещение» сегодня приобрел политический смысл, как семь лет назад термин «инновации». Однако призывы к переходу на инновационную модель развития сменились риторикой о преодолении зависимости от импортных технологий. Означает ли это смену курса?

Угроза или возможность?

 Говорить о том, что Россия уже добилась серьезных успехов в инновационном развитии экономики, пока рано. Основная проблема инновационной среды — низкие показатели вложений в НИОКР со стороны бизнеса, а точнее отсутствие спроса на инновационные компании и их продукты со стороны крупных игроков. Ожидаемого коммерческого спроса на инновации не возникло. Для оживления ситуации государство пытается навязать госкомпаниям курс на инновационное развитие. В условиях санкционного противостояния стало очевидно, что значительная зависимость российской экономики от поставок импортного оборудования и продукции создает потенциальную угрозу конкурентоспособности российской экономики и национальной безопасности.

Локализация автопрома

Среди автопроизводителей наиболее глубокой локализации на сегодняшний день достиг Renault (68%) в рамках подписанного совместно консорциумом соглашения о промсборке. Больше всего отечественных комплектующих получили Renault Logan, Sandero и Duster. Уже с момента открытия производства Hyundai обеспечил локализацию Solaris и Kia Rio в 46%, в том числе благодаря собственной штамповке кузовных деталей. На российских заводах Volkswagen, Ford и Nissan этот показатель составляет 40–45%. Седаны Peugeot 408 и Citroen C4 Sedan — лишь 35%, Toyota Camry — 30%, а внедорожники Mitsubishi Outlander и Pajero Sport — 20%.

Деятельность государства в области импортозамещения можно разделить на два направления. Первое — это создание инструментов государственного финансирования отечественных производств (Фонд развития промышленности). Второе — попытки поддерживать спрос на отечественные промышленные товары путем регулирования государственных закупок.

Если говорить о первом направлении, в ФРП поступило уже около тысячи заявок на 380–390 млрд рублей, в то время как предусмотренное на этот год фондирование составляет всего лишь около 20 млрд. Второе направление политизировано. Именно эта сфера в российских реалиях становится полем борьбы интересов крупного бизнеса. Вместо соревнования коммерческих критериев в игру вступает борьба за звание наиболее «отечественного» и «патриотичного». Такая политика создает угрозу падения качества при росте стоимости. Создание «тепличных» условий для российских производителей путем ограничения доступа импортных товаров к государственным закупкам, с одной стороны, стимулирует создание рабочих мест, что в условиях кризиса, безусловно, важно. Но с другой, лишая российских промышленников зарубежных конкурентов, оно оттягивает кризис, давая производителям возможность поддерживать высокие цены на продукцию, которая при других условиях была бы неконкурентоспособной.

Импортозамещение не обязательно будет противоречить курсу на модернизацию экономики и ее инновационному развитию, однако подход должен быть максимально прагматичным и не допускающим изоляции отечественной экономики.

В случае реализации грамотной промышленной политики снижение доли импорта станет логичным следствием повышения конкурентоспособности отечественных производителей и повышения локализации иностранных производств на территории России с тем условием, что в Россию же будут перенесены центры развития компетенций. Все эти явления в комплексе повлекут за собой общую модернизацию экономики.

–ÓÒÒˡ. “Û·. 21 ÒÂÌÚˇ·ˇ. Õ‡ ÚÂËÚÓËË Ò·ÓÓ˜ÌÓ„Ó ˆÂı‡ Ô‰ÔˡÚˡ Œ¿Œ "ŸÂ„ÎÓ‚ÒÍËÈ ‚‡Î". ‘ÓÚÓ »“¿–-“¿——/ ƒÂÌËÒ ¬˚¯ËÌÒÍËÈ

Локализовать и заместить

Локализация иностранных производств представляется наиболее перспективным направлением промышленной политики. Но интенсивной локализации мешает волатильность валютного курса, так как бизнес может приспособиться к любому курсу, однако важно, чтобы ситуация была предсказуемой. В автопроме основным негативным фактором является неопределенность и непонимание того, какой будет господдержка автопроизводителей после 2020 года, когда закончится действие соглашений о промсборке, дающих льготы по ввозу автокомпонентов в обмен на создание мощностей и повышение локализации.

Что касается локализации НИОКР , то, по мнению европейского бизнеса, развитие этого направления деятельности существенно тормозится в связи с проблемами обеспечения и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности. Государство пытается стимулировать локализацию, «заманивая» производителей доступом к государственному финансированию, действуя примерно так же, как в случае со стимулированием импортозамещения. Так, весной 2015 года Министерство экономического развития Российской Федерации представило проект изменений в закон о госзакупках, согласно которому поставщики государства смогут получить дополнительную поддержку со стороны Правительства, если в течение нескольких лет локализуют производство закупаемых товаров.

circle (4)

В связи с созданием ЕА ЭС и действием Таможенного союза повышается роль Евразийской патентной организации (далее — ЕАПО ), членами которой являются восемь государств СНГ, включая Российскую Федерацию. ЕАПО как региональное патентное ведомство, созданное по образу и подобию Европейского патентного ведомства (ЕПВ ) имеет надежный инструмент для дальнейшей евразийской интеграции — евразийский патент на изобретение, действующий в отношении всех стран-участниц евразийской патентной системы. В мировой практике существует два основных «принципа исчерпания права»: национальный (как подвид — региональный) и международный. Сегодня и в ЕС , и на территории ЕА ЭС действует региональный принцип исчерпания права. В то же время в России идет активное обсуждение введения международного принципа исчерпания права, которое автоматически распространится на всю территорию ЕА ЭС. По мнению большинства экспертов, введение международного «принципа исчерпания права» в Российской Федерации приведет к либерализации «параллельного импорта», что повлечет негативные последствия для российской экономики, снизит привлекательность рынков государств-членов ЕА ЭС, и как следствие, приведет к снижению объемов инвестиций в экономику, объемов легальных поставок и производимых товаров.

Наталья Полякова, директор правового департамента ОАО «РВК»

Немаловажно, что локализация промышленного производства иностранных компаний в России сегодня невозможна вне контекста Евразийского Экономического Союза (ЕА ЭС). Необходимо максимально использовать и оперативно совершенствовать инструменты наднационального регулирования, прежде всего в сфере защиты прав интеллектуальной собственности. Многие иностранные глобальные компании имеют эффективные и хорошо отработанные программы развития и адаптации своих сотрудников к мультикультурной среде, что является важным компонентом управления современным производством. Таким образом, локализация промышленного производства при «тонкой настройке» госрегулирования даст не только «железо и технологии», но и серьезные возможности для развития российских кадров.

Локализация иностранных производителей — логичный способ, во-первых, привлечь в Россию современные технологии, во-вторых, создать высокотехнологичные рабочие места, модернизировать экономику изнутри, внедрять инновации и создавать на них естественный спрос, исходящий от конкурирующих между собой локализированных и отечественных производителей. Помимо прочего, локализация — это еще и способ изменить структуру экспорта, уйти от преобладания в ней сырья, к чему так стремится Россия последние 25 лет. Таким образом, локализация производства в России высокотехнологичной продукции является важным направлением ликвидации технологического отставания, одним из наиболее эффективных инструментов модернизации экономики и развития инноваций.

–ÓÒÒˡ. ÀËıÓÒ·‚θ. –‡·Ó˜ËÈ ‚ Ó‰ÌÓÏ ËÁ ˆÂıÓ‚ ÀËıÓÒ·‚θÒÍÓ„Ó Á‡‚Ó‰‡ Ò‚ÂÚÓÚÂıÌ˘ÂÒÍËı ËÁ‰ÂÎËÈ "—‚ÂÚÓÚÂıÌË͇". ¿Ì‰ÂÈ œÂ˜ˈÍËÈ/“¿——

Задача на мобилизацию

Первые месяцы реализации курса на импортозамещение пока не принесли прорывных результатов. Как показал январский опрос Института Гайдара, самой массовой помехой для перехода на российские аналоги промышленные предприятия считают банальное отсутствие их производства в России. На втором месте — низкое качество российской продукции, на третьем — недостаточные объемы ее выпуска.

strategy_20_icons-15 Совокупная стоимость проектов, осуществляемых при поддержке Фонда развития промышленности, превышает 16,2 млрд рублей

По итогам первого квартала 2015 года российские промпредприятия массово отказывались от закупок импортных машин и оборудования по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Доля сообщений о снижении таких закупок составила в целом по промышленности 37%, еще 16% предприятий полностью прекратили такой импорт. Более половины предприятий потенциально могли бы стать покупателями отечественных машин и оборудования. Однако только 9% предприятий сообщили о росте закупок отечественных аналогов в ответ на сокращение или прекращение закупок импортного оборудования. Таким образом, достаточно много предприятий при всем желании покупать российское не могут это сделать.

circle (5)

Государство заинтересовано в максимальной локализации на территории России. Если иностранная компания входит к нам с технологиями, хочет насыщать наш рынок, участвовать в закупках, в том числе государственных, она должна понимать, что необходимы не просто поставки, а организация производства.

Георгий Каламанов, заместитель министра промышленности и торговли РФ

Провозглашенная сегодня политика импортозамещения и локализации в общем и целом не противоречит курсу на модернизацию российской экономики и внедрение инноваций. Глобальная цель остается неизменной — повышение конкурентоспособности экономики, ее диверсификация, уход от сырьевой модели и преобладания сырьевого экспорта. Другое дело, что в условиях санкционного конфликта риторика ожидаемо изменилась на более жесткую, а задачи стали носить более мобилизационный характер. Промышленность и НИОКР по-прежнему разрозненны, и задача государства — в срочном порядке стимулировать их синергию. Обновленная промышленная политика России обязана ликвидировать этот разрыв.

strategy_20_icons-16

К 2020 году можно рассчитывать на снижение импортозависимости по разным отраслям промышленности с уровня 70–90% до уровня 50–60%, а в ряде отраслей возможен выход на более низкие показатели.

Авторы: НП "КСП": Екатерина Рунова, Вероника Чернышева, Надежда Линнас, Андрей Журавлев, Олег Плужников, Анна Привалова

Категория: Статьи

Новости по теме:

Жизнь после санкций

В этом году объявили о снятии экономических санкций с Исламской Республики Иран. Как такое событие повлияет на отношения России с этим государством, а также чего ждать от Ирана мировому сообществу, рассказали эксперты МГИМО и Института востоковедения РАН.

Россия ищет таланты: система работы с HiPo

Именно человеческий капитал является условием конкурентного преимущества не только отдельных организаций, но и целых макроэкономических систем. Причем в условиях нарастающих изменений, в период VUCA, актуально не столько знание возможностей человека здесь и сейчас, сколько прогнозирование его возможностей завтра. Речь идет о выявлении, развитии и раскрытии потенциала людей, где особое место занимают HiPo.