Экосистема для бизнеса новых технологий

Первые бизнес-инкубаторы и акселераторы начали появляться в мире для поддержки молодых предпринимателей в конце 60-х годов. Широкое распространение они получили в начале нулевых. В России средний возраст их составляет семь лет. Главная их задача – выводить на рынок инновационные проекты, помогая монетизировать научные разработки исследователей, поддерживать компании на ранних этапах развития. Что изменилось с начала запуска этих проектов, рассказали эксперты в блиц-интервью Журналу Стратегия.

A9R452F

Генеральный директор и соучредитель UBI Global Али Амин

Совместно с РВК UBI Global провела анализ российских бизнес-инкубаторов. По итогам респонденты получат отчет, где будет проведено сравнение агрегированных показателей российских и зарубежных коллег. Насколько применимы зарубежные практики для российских реалий?

Бизнес-инкубаторы — явление не только местного, регионального или национального масштаба. Они существуют в любой точке мира, и все они сталкиваются с аналогичными проблемами и трудностями. Россия — одна из крупнейших мировых экономик, однако она не лишена недостатков. Например, наблюдается отсутствие комплексного понимания, моделей и метода работы во время «инкубационного периода» экосистемы. UBI Global совместно с РВК провела анализ российских бизнес-инкубаторов. В ходе исследования мы использовали методологию, разработанную UBI Global. Данная система подсчета является самой комплексной моделью в мире, которая способна сопоставить более 40 ключевых показателей эффективности. В совокупности они отражают уровень воздействия бизнес-инкубатора в собственной экосистеме, значение (которое бизнес-инкубатор предоставляет клиентам стартапа), привлекательность для инвесторов, а также коэффициент успешности постинкубационного показателя компаний. Именно поэтому данная методология считается максимально комплексной и уникальной. Нам крайне любопытно, каких результатов мы смогли добиться. Мы уже видели несколько примеров в недавно опубликованном рейтинге, где российские бизнес-инкубаторы показали отличные результаты. Мы надеемся, что наше исследование поможет выявить потенциал многих других в национальном, региональном и глобальном инновационном сообществе.

Какие страны входят в первый десяток с лучшими бизнес- инкубаторами? Отражаются ли успехи инкубаторов на экономике регионов?

UBI Global определяет показатели отдельных бизнес- инкубаторов. Далее мы суммируем результаты, чтобы получить представление о макроэкономических уровнях и понять, сможем ли мы выявить основные тенденции и закономерности. В рейтинге лучших бизнес-инкубаторов за 2015 год были представители из разных точек мира. Особо выделились представители Италии, Канады, Нидерландов, США, Тайваня и Китая.

Без всяких сомнений бизнес-инкубаторы оказывают влияние на экономику регионов. Ключевыми факторами успешности являются создание рабочих мест, привлечение и удержание талантливых сотрудников, а также сохранение инвестиций в компанию.

Какие модели работы бизнес-инкубаторов самые эффективные? 

К сожалению, у нас пока нет ответа на этот вопрос. У нас есть эффективные модели, ориентированные на получение прибыли, а также конкурентные модели, но они неприбыльны. Мы знаем отличные бизнес-инкубаторы, а также наиэффективнейшие программы, которые зачастую можно применять бесплатно. Однако несмотря на то, что каждая из систем имеет что-то общее, существуют некоторые сложности, связанные с использованием экосистем и взаимодействием с инвестиционными сообществами на национальном и международном уровнях в полном объеме.

A9R4531

Врио генерального директора РВК Евгений Кузнецов

РВК стала инициатором проведения первого в России исследования бизнес-инкубаторов и акселераторов России. Какие результаты показал анализ? Кто возглавил рейтинг лучших российских инкубаторов и акселераторов?

В исследовании приняли участие в общей сложности 59 университетских и 13 независимых инкубаторов России. Анализ показал, что российские акселераторы и инкубаторы достигли большого успеха за короткий период времени и стали незаменимым элементом экосистемы. Они помогли создать в среднем по 309 рабочих мест в стартапах за последние пять лет.

При этом анализ выявил ряд слабых мест. Например, российские программы акселерации сталкиваются со сложностями, когда дело доходит до предоставления стартапам доступа к денежным средствам, так как среднее число инвесторов в 4 раза меньше, чем у европейских. Несмотря на это, российские технологические предприниматели проявляют большой интерес к бизнес-акселераторам. В среднем российские программы обрабатывают ежегодно 181 заявку, что превышает показатели их коллег в Европе на 18%.

Бизнес-инкубаторы университетов ИТМО Санкт-Петербурга, Иркутского национального исследовательского технического университета и томский бизнес-инкубатор «Дружба» ТУСУР вошли в число самых результативных университетских бизнес-инкубаторов.

Отражаются ли успехи инкубаторов на экономике регионов?

Результаты мониторинга показали, что университеты начинают играть возрастающую роль в социально- экономической жизни региона, хотя пока и недостаточно активно участвуют в работе региональных экономических кластеров. Создание новых рабочих мест за счет развития малых инновационных предприятий с долей университета находится на начальном уровне, в большинстве случаев составляя несколько десятков ставок, а у лидеров достигая 130 рабочих мест.

Насколько применимы зарубежные практики бизнес- инкубирования для российских реалий? 

С одной стороны, международные практики являются для нас определенным эталоном, который мы должны учитывать в своей деятельности. С другой стороны, в России есть особая специфика, связанная с тем, что наш венчурный рынок значительно моложе.

За рубежом основными клиентами инфраструктуры являются технологические предприниматели или инженеры с уже сформированным пониманием того, как работает бизнес. Им нужна специфическая поддержка, например, в управлении интеллектуальной собственностью, во взаимодействии с инвесторами. Но в отличие от иностранных коллег, российские предприниматели или разработчики не всегда обладают базовыми навыками в области бизнеса, их нужно научить азам: созданию компании, эффективному управлению, прозрачному налоговому администрированию. Наше фундаментальное отличие от западных рынков в том, что российский инновационный сектор в каком-то смысле занимается развитием предпринимательства вообще. Если за рубежом инкубатор или акселератор можно сравнить с аспирантурой, куда приезжают писать диссертацию, то в России — это магистратура, где учат базовым вещам.

В России присутствует сильный перекос в сторону организации мероприятий и нетворкинга. Поскольку многие инкубаторы и акселераторы существуют на деньги грантов или государства, которым необходима отчетность, то появляются мероприятия ради отчетности. Это плохая практика. Основная задача инкубатора состоит не столько в проведении мероприятия, сколько в отслеживании реальных изменений в компании. Это, по сути, работа консультантом и помощником в отношениях с инвесторами.

Лучшие мировые практики — это инкубаторы и акселераторы, цель которых опекать компании, вовремя распознавать проблемы и предлагать решения. Это требует компетенций и опыта в развитии бизнеса у команд акселераторов и инкубаторов. Мы испытываем в этом дефицит.

Главная задача для российских инкубаторов и акселераторов сегодня — это развитие предпринимательских навыков для передачи их компаниям.

Ваш прогноз, смогут ли российские бизнес-инкубаторы помочь изменить экономическую ситуацию в России? 

Уверен, что российские бизнес-инкубаторы должны и смогут помочь. Их основная задача — создать правильную среду для развития компаний и их роста. Уже сейчас мы видим много работающих центров, технопарков, инкубаторов в Новосибирске, Томске, Казани, Петербурге и Москве. Кроме этого, в России нужно не просто создавать компании, а растить и развивать инфраструктуру для их создания. Как я отмечал ранее, если на Западе люди понимают, как организовывать бизнес, то в России это зачастую не так. У нас не всегда происходит переход от команды к проекту, а затем к компании. Эту функцию должны нести предакселераторы, созданные не для сформировавшихся компаний, а именно для команд. Мы активно занимаемся развитием таких программ, поскольку без такого рода инфраструктур мы продолжим наблюдать дефицит компаний с перспективами дальнейшего развития.

A9R4533

Заместитель заведующего проектно-учебной лаборатории «Бизнес-инкубатор Высшей школы экономики» Михаил Эрман

Отражаются ли успехи инкубаторов на экономике регионов?

Бизнес-инкубаторы и акселераторы входят в число инфраструктурных организаций, создающих условия для развития новых предпринимательских идей. В настоящее время, по нашим оценкам, в России насчитывается более 200 бизнес-инкубаторов. На мой взгляд, самыми успешными в плане работы именно с инновационными компаниями на основании успешности их выпускников являются бизнес- инкубаторы «Ингрия» (Санкт-Петербург), казанского и челнинского ИТ-парков (Татарстан), Академпарка (Новосибирск), МГУ (Москва), ну и наш (НИУ ВШЭ).

Большинство российских бизнес-инкубаторов учреждены государством и ориентированы не столько на поддержку инновационных компаний, сколько на поддержку компаний- субъектов малого и среднего предпринимательства в целом. Западные бизнес-инкубаторы рассматриваются как центры, где сконцентрирована экспертиза и предпринимательский опыт, развитая сеть контактов и рекомендаций. В России на инкубаторы смотрят как на дешевых арендодателей и поставщиков бухгалтерских и юридических услуг. Разница в отношении и спектре услуг отражается и на результатах. Многие «единороги» (молодые технологические компании с оценкой более 1 млрд долларов) вышли из стен зарубежных университетов, бизнес-инкубаторов и акселераторов, в то время как Россия не может похвастаться ни одной такой историей. 

С другой стороны, от идеи до истории успеха компании проходит минимум 5–7 лет, многие инкубаторы существуют меньше этого срока, поэтому реальный вклад в экономику мы увидим, по моим прогнозам, лишь через 5–6 лет.

Правительство — главный спонсор бизнес-инкубаторов в России. Почему так происходит? 

Бизнес-модель инкубаторов очень сложная и зачастую убыточная. Учитывая, что большинство инкубаторов не берет доли в бизнесе резидентов и работает с компаниями на стадиях, когда у них нет денег, то говорить об инкубаторе как о зарабатывающем большие деньги бизнесе сложно. Поэтому большинство инкубаторов в мире не прибыльны и существуют на деньги спонсоров (зачастую успешных предпринимателей и крупных компаний, а также государства). В попытке построить более устойчивую экономическую модель были созданы бизнес-акселераторы, которые совместили основные идеи бизнес-инкубаторов и венчурных фондов ранних стадий, которые извлекают прибыль за счет участия в акционерном капитале компаний-выпускников. Но даже такие структуры редко бывают прибыльными.

В России уже есть несколько примеров частных инкубаторов: Lift (Астрахань), «Пери-Инновации» (Махачкала) и несколько других.

Ваш прогноз, смогут ли российские бизнес-инкубаторы помочь изменить экономическую ситуацию в России? 

Бизнес-инкубаторы — один из необходимых элементов инновационной экосистемы, который работает с компаниями на самых ранних стадиях. Для того, чтобы росли миллиардные компании нужны не только инкубаторы, но и потребители их выпускников. Многие, кто руководил инкубаторами 5–6 лет назад покинули свои посты, потому что ожидали быстрого роста экосистемы и быстрого успеха выпускников. Сейчас же, с одной стороны, наработан опыт в работе со стартапами ранних стадий, с другой, игроков на рынке стало меньше на всех этапах «инновационного лифта». Думаю, что первые действительно успешные компании, получившие поддержку в инкубаторах, можно будет увидеть еще через 5–6 лет.

 

Категория: Интервью

Новости по теме:

Прогресс в деталях

Летом 2015 года Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий озвучила итоги Рейтинга инновационной активности регионов–2014. Группу субъектов с высокой активностью возглавил Санкт-Петербург. Вице-губернатор города Сергей Мовчан рассказал Журналу Стратегия о движущей силе и перспективах инновационного развития.