Конкуренция по правилам

пузо

Эдгарс Пузо, генеральный директор Atos в России, странах Балтии и Казахстане, председатель Комитета по информационным технологиям и телекоммуникациям Ассоциации европейского бизнеса, рассказал Журналу Стратегия, насколько эффективен диалог государства и бизнеса, а также как обеспечить честную конкуренцию на рынке в период перевода экономики в «цифру».

Какими приоритетами руководствуется компания Atos? 

Atos работает на российском рынке более 20 лет, и на протяжении всего этого времени наш приоритет — локализация производства.

Atos последовательно инвестирует в российские предприятия, это основа нашей стратегии. Мы также локализуем решения, которые компании приобретают глобально.

В последние несколько лет это стало особенно актуально и для других иностранных организаций. После 2014 года процесс локализации иностранных производств, конечно, изменился, но стал не столько сложным, сколько более формализованным.

Как бы вы оценили состояние государственного регулирования IT-сектора в России? Способствует ли оно успешному развитию европейских компаний в стране?

Регулирование любого сектора экономики — необходимый и однозначно правильный процесс для каждой страны, в том числе для Российской Федерации. Последнее время в государственном регулировании появилось много новых положений.

В большей мере эти нововведения спровоцированы текущей политической ситуацией и касаются не только IT-индустрии, но и всех отраслей, которые последние два года более тщательно контролируются.

Ключевая проблема в том, что изменения вносятся слишком рьяно и аврально. На коммерческие структуры это влияет негативно, появляются издержки, увеличивается стоимость входа на рынок для новых компаний.

Безусловно, никто не любит сюрпризов. В этом процессе важна постепенность, решения должны приниматься в спокойном режиме. Компаниям требуется время для адаптации, понимание как процедур, которые необходимо менять, так и требований контролирующих органов.

К тому же есть достаточно сильные отличия между европейским и российским регулированием, поэтому процесс адаптации зарубежных компаний проходит гораздо сложнее, нежели российских. 

Те игроки, которые приняли решение остаться, будут менять свою стратегию под сегодняшние условия, а вот новым стало гораздо сложнее заходить на российский рынок. Пока остается много нерешенных задач, нечеткое регулирование ничего не решает в данный момент, кроме политических вопросов, это серьезный барьер, лишняя нагрузка на бизнес. 

Когда нет ясности и ответственности, работать сложнее. Тем не менее все эти проблемы решаемы, поменялся формат входа: если раньше предприятия сами выводили свои продукты, то сейчас многие пытаются делать это через партнеров.

Европейские компании верили и продолжают верить в российский рынок. Все работает максимально эффективно, когда сходятся две вещи — потенциал российского рынка и европейские инвестиции.

Какова роль Ассоциации европейского бизнеса в формировании диалога между государством и иностранными компаниями?

Ассоциация европейского бизнеса работает с 1995 года, она объединяет более 500 международных компаний из разных индустрий. 65 комитетов и рабочих групп формируют предложения, излагают свою позицию. На основе инициатив создается документ — Меморандум европейского бизнеса в Российской Федерации, благодаря которому участникам Ассоциации и рынку в целом становится понятно, в каком направлении двигаться.

Члены Ассоциации европейского бизнеса активно участвуют в форумах и конференциях, таких как Петербургский международный экономический форум, Восточный экономический форум. Ассоциация организует также около 100 открытых и 250 закрытых мероприятий в год, среди которых встречи с главами ведомств и министерств Российской Федерации. На этих площадках мы стараемся донести нашу позицию, обсуждаем проблемы, которые затрудняют работу.

Диалог с государством ведется на качественном рабочем уровне, проходят дискуссии и дебаты. В рамках обсуждений у нас есть возможность оценить предлагаемые меры, сформулировать предложения, высказать наше экспертное мнение.

Какие барьеры для работы европейских компаний в России считаете основными?

Сегодня главные проблемы — это отсутствие свободной конкуренции и недостаточно прозрачное регулирование в IT-индустрии.

Ограничение свободной конкуренции во многом обусловлено положениями государственной программы по импортозамещению, которая предоставляет преференции российским продуктам по сравнению с иностранными. 

Конечно, программа необходима, это стратегическое решение в том числе для обеспечения национальной безопасности. Но когда приоритет отдается российским производителям, это снижает возможности работы с госпредприятиями и предприятиями с госучастием. 

С точки зрения IT-бюджетов около 70–80% компаний на рынке — это структуры с государственным участием. Конечно, у иностранных структур есть возможность работать, но сейчас это дается им гораздо сложнее, чем два года назад.

Остается много вопросов в отношении того, как принимаются решения. Очевидно, что свободная конкуренция ограничена. Вторая ключевая проблема — сложности в понимании государственного регулирования.

Новое регулирование направлено на поддержку российских предприятий, соответственно, иностранным производителям труднее, им приходится больше инвестировать, пересматривать свои бизнес-решения.

Когда регулирование нечеткое, компании вынуждены тратить больше денег на то, чтобы понять его и соответствовать ему. К примеру, есть российский реестр отечественного софта, в который могут теоретически вносить и иностранные организации, но чтобы попасть туда, европейским предприятиям приходится прилагать для этого намного больше усилий.

Какие инвестиции нужны сегодня IT-отрасли?

В первую очередь любой инвестор любого сектора экономики нуждается в гарантиях. Когда иностранная компания передает технологию, инвестирует в производство, ей необходимо понимать, что вложенные средства окупятся.

При том, что возврат инвестиций — это достаточно долгий процесс, который может длиться пять-десять лет. Чем больше государство даст гарантий, тем больше инвестиций будет привлечено.

Жесткое регулирование на рынке не сказывается благоприятно на интересах инвестора. Инвестициям в российскую экономику сегодня мешает нечеткость регулирования и ущемление конкурентного поля.

Европейские компании стали особенно ощущать это в последние два года. Важно следующее: изначально нужно делать продукт не только для российского рынка — так привлекается гораздо больше средств. 

Пока, к сожалению, говоря об инвестировании, мы сужаем рамки до компаний из России или ЕврАзЭС. Понятно, что российский рынок легче понимать, оценивать и регулировать. Но когда вы закрываете от европейских продуктов свой рынок, не стоит ждать, что вас примут на европейском. Экономика однозначно должна быть экспортоориентированной.

Инвестирование в IT-отрасль сильно отличается от инвестирования в любой другой сектор экономики. Когда вы вкладываете средства в строительство завода, то можете изначально оценить риски. В IT все сложнее: продукт может получиться, а может и нет. В IT-секторе все разработки нужно создавать в сотрудничестве с международными компаниями.

Эта сфера давно переросла локальность, как пример — информационная безопасность, в которой нет национального продукта и все угрозы транснациональные.

Как бы вы охарактеризовали кадровый потенциал отрасли в России в сравнении в Европой?

Нехватка высокоуровневых специалистов — это главная проблема и для Европы, и для России.

Интерес к техническим профессиям падает, в Российской Федерации на это накладывается еще и демографическая яма 1990-х годов, как следствие, иссякает кадровый поток. Сфера информационных технологий по-прежнему нуждается в большом количестве специалистов как здесь, так и в любой европейской стране.

На общем уровне технически грамотных сотрудников в России хватает. Но если мы говорим о новых технологиях, профессионалов с богатым опытом крайне мало. С коммерческой точки зрения главный вопрос — это соотношение «цена — качество». И тут на российском рынке есть над чем работать.

Кроме того, российская учебная система нуждается в инвестициях. Нам приходится самим доучивать выпускников.

Продукт, который мы экспортируем, по сути, нужно впоследствии адаптировать. Ситуация меняется, но, к сожалению, достаточно медленно. Хотелось бы, чтобы сама система образования выдавала более качественных профессионалов; когда человек приходит, он должен быть полноценным работником, а не хорошим студентом.

Мы стараемся самостоятельно решать кадровые вопросы: действуют специальные мотивирующие программы, мы приглашаем IT-специалистов из многих стран.

Мы сотрудничаем с вузами, около десяти лет действует образовательный центр в Воронеже в партнерстве с местными вузами, на базе которых открываем учебные классы. Более того, мы сами проводим магистерские программы, чтобы дополнить образование нужными кадрами.

Как вы оцениваете программу «Цифровая экономика», утвержденную в июле этого года? Какие возможности или вызовы вы видите для европейских компаний в контексте принятой программы? 

Решение, несомненно, правильное, оно отражает мировые тренды. Похожие директивы принимались в европейских странах, чтобы ускорить общее развитие экономики. Сейчас главное — реализовать программу, что, несомненно, благоприятно скажется на экономическом росте.

Сказать, как именно и насколько быстро все будет осуществляться, очень сложно. Сроки определены, дорожная карта расписана, многое зависит от поддержки отраслей.

На примере других стран видно, что процесс перевода экономики в «цифру» всегда требует больших временных и денежных затрат. Соответственно, законодательство должно адаптироваться к новым реалиям, необходимо привлекать дополнительные инвестиции, финансирование должно приходить вовремя.

Понимая комплексность проблем, трудно ответить, насколько быстро все начнет работать и будет ли в стране к 2024 году полностью цифровая экономика. Ее необходимость не оспаривается. В России давно сырьевая экономика, и страна пытается любыми способами направить ее в более высокотехнологичное русло.

При этом российский рынок нуждается в технологиях, которых много в том числе в Европе. Поэтому так важна экспортная ориентированность для взаимовыгодного обмена. Продукты в новой цифровой экономике будут существовать если не глобально, то регионально точно.

Россия уже показывает успехи в цифровизации, к примеру, в банковской отрасли. Принятие программы «Цифровая экономика» своевременно.

Сегодня, когда цифровые технологии столь стремительно врываются в нашу повседневную жизнь, регулирование сферы становится необходимостью. При этом важны понятные правила и свободная конкуренция.

Автор: Алина Куликовская

Категория: Интервью

Новости по теме: