Новый мейнстрим

Strategy_21_v8_fullxt-2

Ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Владимир Мау рассказал Журналу Стратегия о том,  чему будет посвящен Гайдаровский форум — 2016, чего следует опасаться в отношениях с государствами-партнерами и как работает восточный вектор развития России.

Предстоящий Гайдаровский форум будет посвящен теме «Россия и мир: взгляд в будущее». Как Вы считаете, какие государства — партнеры России сегодня выходят на первый план, а сотрудничество с какими наоборот угасает? Как это повлияет на экономику?

 Последние события в мировой экономике наглядно показали, что мир становится реально более многополярным и сложным, чем это было в предыдущие годы. Вместе с этим меняется само понимание термина «государство- партнер», поскольку зачастую интересы даже традиционно дружественных стран расходятся, и по каждому отдельному вопросу складываются новые своеобразные комбинации стран-партнеров. Одновременно, я считаю, все более опасной с точки зрения выстраивания долгосрочной стратегии является политика определения и назначения «избранных» партнеров.

Показательный пример — Китай. С одной стороны, в настоящее время, особенно на волне противостояния России с Западным миром, экономические отношения с Китаем — вообще восточный вектор в экономической политике — являются заявленным безусловным приоритетом, и объем экономических связей и торговли (с поправкой на динамику экономики России) растет.

С другой стороны, Китай сейчас находится на пороге возможных серьезных потрясений в экономике, период устойчиво высоких темпов роста остается позади. Это грозит в том числе возможными политическим потрясениями в условиях прекращения роста благосостояния населения страны.

В такой ситуации ставка на Китай как на ключевого экономического партнера, прогнозы относительно наращивания экспорта сырья и других товаров могут оказаться ложными и стать причиной новой привнесенной извне рецессии в экономике России.

На прошлом Гайдаровском форуме говорили о восточном векторе внешнеэкономической политики России. Можете ли Вы выделить регионы, экономика которых, скорее всего, почувствует на себе влияние этого вектора? Каким будет это влияние?

Хотя я частично ответил на этот вопрос выше, могу добавить, что восточный вектор внешнеэкономической политики включает в себя не только развитие внешних торговых связей с Китаем и другими странами Азиатско- Тихоокеанского региона, но и развитие восточных регионов России. При этом не должна стоять задача превратить Дальний Восток в источник ресурсной базы для экспорта сырья.
Во-первых, как я уже говорил, экспорт в отдельно взятый регион может оказаться неустойчивым. Во-вторых, географическая привязка создаваемых производств лишает нашу страну маневра при изменении конъюнктуры отдельных сырьевых рынков или на отдельных географических направлениях в силу экономических или политических причин. В-третьих, такой подход не создает предпосылок для повышения привлекательности Дальнего Востока как места для постоянного проживания населения и развития территории.

Поэтому я считаю, что помимо освоения природных богатств Дальневосточного региона, необходимо формировать стимулы для компаний по созданию там перерабатывающих производств и реализации цепочек добавленной стоимости с участием расположенных на Дальнем Востоке компаний.

Особое внимание должно быть уделено развитию инфраструктуры, позволяющей как осуществлять экспортные поставки из региона в любую географическую зону мира, так и снижать издержки по транспортировке грузов и товаров в европейскую часть России.

Сегодняшняя экономическая ситуация в России далека от идеальной, перед руководством страны стоят многочисленные вызовы. Один из них связан со спадом инвестиционной активности. Что можно сейчас предпринять, чтобы вернуть внимание зарубежных инвесторов?

Я бы не стал связывать спад инвестиционной активности исключительно с санкциями и уходом иностранных инвесторов. Спад инвестиций в российской экономике начался в 2013 году, еще до событий на Украине и противостояния между Россией и Западом.

Основными причинами спада стали отсутствие у бизнеса понимания перспектив развития внутреннего рынка и спроса на продукцию в России, неопределенность относительно внутренней экономической политики, структурные противоречия в экономике.

Подготовка к Гайдаровскому форуму — 2016 идет полным ходом. Какие ключевые вопросы будут заданы экспертам, в том числе зарубежным, по поводу взаимоотношений России и мира? Чье мнение будет наиболее авторитетным?

Ключевыми вопросами, которые мы затронем на Форуме, в этом году станут проблемы долгосрочного социально-экономического развития России и российских регионов, социальная политика в условиях кризиса, повышение эффективности расходования бюджетных средств и работы бюджетных учреждений в социальной сфере, неравенство и экономический рост, роль парламентаризма в экономике.

В панельных дискуссиях, помимо руководителей министерств и ведомств Российской Федерации, ведущих российских экспертов, примут участие такие международно признанные специалисты, как профессор экономики
и политологии Университета Беркли (Калифорния) Барри Эйхенгрин, бывший ведущий экономист Всемирного банка Бранко Миланович, профессор Гарвардского, Оксфордского и Стэнфордского университетов Найалл Фергюсон, бывший глава Банка Израиля Джейкоб Френкель, бывший президент Чехии Вацлав Клаус, бывший премьер-министр Финляндии Эско Ахо и другие.

Обращая взгляд в будущее, тревогу или уверенность ощущают сегодня эксперты? Какие вопросы экономической повестки, на Ваш взгляд, требуют немедленного обсуждения?

Мы наблюдаем достаточно интересный для академического экономиста момент, когда происходит переосмысление мейнстрима в экономике, формулирование новой модели экономической политики. Глобальный экономический кризис 2008–2009 годов является системным кризисом, аналогичным Великой депрессии 1930-х годов или кризисам в развитых странах 1970-х годов, и подобные эпизоды всегда приводят к формированию новых взглядов на понимание экономических процессов.

Мировой кризис пока не завершился, глобальная экономика не вышла на новую траекторию устойчивого роста, и мы до конца еще не понимаем, какова будет новая доминирующая модель экономики, какова должна быть экономическая политика, отвечающая вызовам текущего времени.

В этом смысле актуальная повестка и набор вызовов экономической политики в России и на международном уровне достаточно сильно расходятся. Если мы посмотрим на тематику ведущих международных экономических конференций, наиболее цитируемых в настоящее время статей, то это проблемы долгосрочной стагнации, неравенства (как внутри стран, так и между странами), регулирования глобального финансового сектора, выбора оптимальной денежно-кредитной и бюджетной политики, понимания международной торговли как системы выстраивания глобальных цепочек добавленной стоимости.

Для России по-прежнему актуальны вопросы структурной перестройки экономики, борьбы с инфляцией, бюджетного правила, стимулирования технологического развития, запуска рыночных механизмов на рынке труда.  

Автор: Екатерина Пронина

Категория: Интервью

Новости по теме:

Экосистема для бизнеса новых технологий

Первые бизнес-инкубаторы и акселераторы начали появляться в мире для поддержки молодых предпринимателей в конце 60-х годов. Широкое распространение они получили в начале нулевых. В России средний возраст их составляет семь лет. Главная их задача – выводить на рынок инновационные проекты, помогая монетизировать научные разработки исследователей, поддерживать компании на ранних этапах развития. Что изменилось с начала запуска этих проектов, рассказали эксперты в блиц-интервью Журналу Стратегия.