Время заменимых прошло

12

Пришло время комплексных перемен. Корпорации перекраивают экономическую карту мира, привычные ресурсы истощаются, а стартапы в поисках своего места под солнцем осваивают дополненную реальность. И в центре этой всемирной борьбы за экономическое влияние находится человек: потребитель, клиент, сотрудник. Деловой мир ближайшего будущего ждет людей с новыми компетенциями, навыками, способностями. Но откуда появятся эти люди «светлого будущего»?

Все потеряно?

Роботизация и индустрия 4.0 стремительно меняют рынок труда. Если сейчас в России насчитывается 70 млн рабочих мест, то через десять лет их количество может сократиться на 5–6 млн. Еще к 25–30 млн предложений рынка труда изменятся требования работодателей. Представителям рабочих профессий все чаще приходится иметь дело с «умными» механизмами, что требует более высокой квалификации. Как решить эту проблему, если учесть, что современное российское образование сильно отстает от запросов рынка труда?

Ко всему этому добавьте неутешительную статистику по трудоустройству выпускников вузов. По данным Министерства образования, порядка 70% специалистов работают по профессии. С официальной статистикой не согласен Кирилл Варламов. По его словам, рынок оценивает эти данные всего лишь в 40%. По его мнению, это говорит о колоссальной рассинхронизации рынка образования и спроса на это образование. С экспертом согласен и президент, председатель Правления Сбербанка Герман Греф.

«Очень маленькое количество людей, которые работают по специальности. Люди тратят большое количество лет — 5–6 — на обучение в вузе, и потом работают в сфере, далекой от того, во что они инвестировали свое время. И, конечно, здесь можно рассуждать на тему того, что высшее образование дает нам способность или подход к самообучению. Потом человек всему учится сам, но, наверное, это все-таки будет полуправдой. Наверное, эффективным использованием ресурса, в том числе государственного, будет более точное обучение людей тому, что они потом будут всю жизнь использовать в своей практике, без попыток проводить какие-то аналогии из того, чему их учили учителя в совершенно параллельной сфере высшего образования», — признает глава Сбербанка.

Стоит добавить историческую проблему воспитания лидеров: здесь речь скорее пойдет о способности адаптироваться к меняющимся условиям и непрерывно учиться.

Рынок ждет

Изменения последних трех лет заставили рынок труда поменять требования к персоналу. На первый план выходит набор так называемых soft skills, в который обычно включают десять главных компетенций: способность к принятию решений, критическое мышление, креативность, управление людьми, коллаборация, эмоциональный интеллект, коммуникабельность, ориентация на сервис, переговоры и когнитивная гибкость. Это тот минимальный список компетенций, которым должен обладать лидер, руководитель. О важности развития навыков XXI века в одном из своих выступлений ярко высказался и Герман Греф.

«Опыт компаний, которые вкладываются именно в эти навыки, показывает, что у них в семь раз выше способность или возможность достичь результата. В последние три года мы этим начали очень активно заниматься, мы видим очень большой отклик, действительно, и повышение удовлетворенности, повышение производительности, повышение финансовой результативности, повышение клиентоцентричности. Если честно сказать, я недооценивал это. Я, когда пришел в банк, вообще считал, что это такая тема, которой я буду заниматься в самую последнюю очередь. Я сам не был банкиром, поэтому много времени потратил, чтобы изучить все технологии до деталей. Со временем в конце концов я и все мои коллеги поняли, что, наверное, мы немножко нерационально прикладывали наши усилия, потому что профессиональные знания дать проще, чем обучить этим базовым навыкам», — заявил глава Сбербанка.

Если большинство навыков понятны, то как развить эмоциональный интеллект — большой вопрос. Эмоциональный интеллект — понятие новое, и под ним часто понимается способность человека распознавать эмоции — как свои, так и окружающих, понимать желания и намерения других людей и умение ими управлять для решения каких-то практических задач. Формирование эмоционального интеллекта уже включено в образовательные программы в школах многих стран: Дании, Финляндии и других.

В то время как российская система начального и среднего образования ориентирует на запоминание фактов, чтение, письмо, логику, анализ.

circle (3)

В 2016 году мы приняли для себя новую модель компетенции. Мы определили шесть новых компетенций, которые, собственно говоря, базовые для того, чтобы можно было говорить о соответствии наших сотрудников вызовам XXI века. Первое — это то, что называется problem-solving, или решение проблемы, и принятие решения — decision-making. Второе — это управление конечным результатом, ответственность. Третье — это инновационность. Четвертое — клиентоцентричность, пятое — это коллаборативность и управление командами. И шестое — управление собой, но в основе этого лежит эмоциональный интеллект, способность понимать собственные эмоции и эмоции других людей.

Герман Греф, президент, председатель Правления Сбербанка

«Мы зашли слишком далеко, делая упор на значении и важности только разумного — того, что измеряется степенью умственного развития, — в человеческой жизни. К лучшему или худшему, но интеллект может оказаться бесполезным, если власть захватят эмоции», — утверждает Дэниел Гоулман, американский психолог, научный журналист и автор книги об эмоциональном интеллекте.

По мнению экспертов, именно развитого EQ не хватает многим современным руководителям, а в отличие от знаний развить данную сторону гораздо сложнее и учить этому следует с детства.

«Если вы хотите быть эффективным руководителем, вам необходимо, чтобы оба полушария вашего мозга работали. Вы должны быть хорошим специалистом: и в теории, и в табличках разбираться, и в графиках, но при этом вы должны позаботиться о том, чтобы все происходило вовремя и чтобы все это было в достаточной степени правильно эмоционально окрашено. Вам потребуются оба полушария», — утверждает президент АМВА сэр Пол Джадж.

Еще один навык, важность которого особо отмечают эксперты Международного экономического форума, — это коллаборация. «Мы ведем речь очень часто про индивидуальные вещи, но нам не хватает команды. А сейчас уже идут соревнования групп, которые умеют не только работать с инновациями, но и умеют сотрудничать. Мы, например, в российских проектах в команду технарей и инженеров добавляли дизайнеров. И восприятие очень простое: дизайнер для того, чтобы сделать презентацию. А не то, что дизайнер твой партнер, который может что-то создать, что-то предложить. Это касается всех. Мы не понимаем, как пользоваться этими людьми», — рассказывает Евгения Шамис, генеральный директор компании Sherpa S Pro, сооснователь международного воркшопа «Инновации и кластеры: бизнес-возможности».

Важность умения работать в команде подчеркивает и председатель Правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов. Коммуникативность и коллаборация — это требования, которые выставляет компания своим сотрудникам.

«Есть критерий, который как раз и называется командная работа и возможности для разрешения конфликтов. Мы не принимаем на работу людей, даже если по другим показателям они нам подходят, у которых этот навык развит недостаточно, потому что это осложняет работу человека внутри и осложняет нам управление компанией дальше в нашей повседневной работе», — говорит Дмитрий Конов.

Однако одной коллаборации недостаточно. Работа в команде требует способностей междисциплинарного и межфункционального взаимодействия. Работник XXI века должен обладать межотраслевыми навыками, владеть несколькими профессиями. Но самое главное — уметь эти знания совмещать. Междисциплинарные знания могут помочь в решении вопросов в самых разных областях. Ярким примером может служить ситуация с разливом нефти в Мексиканском заливе, когда решение проблемы пришло из автралийского института, занимающегося исследованиями цемента. Опыт крупных российских компаний также подтверждает эффективность работы персонала с межотраслевыми навыками.

«Сотрудники, которые работают в нашей компании, разбираются не только в биологии, но и в математике, системном анализе, знают, что такое теория игр и теория принятия решений, знакомы с когнитивными технологиями, информационными системами, понимают, как строить модели и как заниматься машинным обучением, знают современные подходы к управлению. Это и проектные подходы, и интегрированное проектирование. Это те сотрудники, которым мы помогаем развивать их эмоциональный интеллект. Безусловно, такие сотрудники, даже если, предположим, нефть завтра уже будет не нужна, будут востребованы и другими отраслями народного хозяйства», — уверен председатель Правления, генеральный директор ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков.

circle (2)

В современном мире не важно, это информационная компания или нефтяная, ты не можешь добиться чего-то и рассчитывать на что-то, находясь в социальной парадигме жестких вертикальных компаний, где, соответственно, подчиненные ждут поручения от руководства, ничего не предпринимая. Будущее, безусловно, за компаниями, которые организованы по принципу миллионной сети, где каждый исполнитель, каждый сотрудник на определенном уровне — это не только исполнитель, но и человек, который понимает свое место в компании, который способен анализировать, взаимодействовать и, безусловно, в рамках своих компетенций проявлять инициативу и принимать решения. Безусловно, без определенного уровня жизненной энергии, эмоционального интеллекта добиться создания именно таких компаний в устойчивой парадигме сложно.

Александр Дюков, председатель Правления, генеральный директор ПАО «Газпром нефть»

«Я считаю, что всем людям крайне важно понять, что мир изменился и он никогда более не будет прежним. Нам всем стоит понимать, что в новой действительности мы будем за жизнь осваивать не одну-две профессии, а пять-семь. Адаптивность, гибкость мышления и способность к обучению станут основными конкурентными преимуществами на рынке труда. Чтобы идти в ногу со временем, необходимо постоянно учиться новому», — считает руководитель Smart HR-Consulting и HR-tv.ru Гоар Ананян.

Глобализация продолжает трансформировать деловой пейзаж. По словам западных экспертов, при приеме на работу преимущество имеют те выпускники колледжей, у которых есть способность приобретать глобальные навыки. В их число входит и ведение переговоров. Выход компаний на новые рынки, в том числе международные, требует от руководителей умения вести диалог уже на ином уровне. Они теперь должны не только управлять внутренними процессами, им приходится иметь дело с внешним миром. Они должны понимать как глобальные, так и местные тенденции, интересы всех сторон, знать культурные традиции разных стран.

Также сотрудник в XXI веке должен обладать стратегическим видением и опытом внедрения. В число навыков входят и два немного неожиданных умения — знание бюрократии и понимание логики работы в крупных компаниях. При этом от молодых людей ждут инноваций, которые могли бы дать взрывной рост компании.

circle (4)

Когда ты приходишь на предприятие, у тебя стоит очень жесткий заказ и сроки. И ты понимаешь, что вопрос даже не в деньгах, а в том, что у тебя нет людей. Вопрос не в профстандартах, это само собой нужно делать, и не в вопросах кафедр, а в том, что нужно немедленно найти десятки или сотни специалистов по данным направлениям. Хорошо, что есть аутсорсинг. Но должно быть и активное привлечение специалистов самих предприятий. Это вопрос, который меньше касается образования. И те формы, которые мы сейчас ищем, привлечение и кафедр, и институтов к решению практических задач, имеют очень большое значение.

Игорь Комаров, генеральный директор ГК «Роскосмос»

По оценкам экспертов, уже лет через пять ИТ будет необходимым блоком в каждой из профессий. Сейчас же это отдельная область знаний. По мнению главы Фонда развития интернет-инициатив Кирилла Варламова, экономика будущего — это цифровая экономика, а значит, опыт, связанный с производством ИТ-продуктов или услуг, просто необходим для специалистов. По информации ФРИИ, на данный момент на рынке труда в России 102 тысячи вакансий, связанных с производством ИТ-продуктов или услуг. При этом официальный набор в вузах на эти специальности, по разным данным, составляет от 25 тысяч до 46 тысяч человек. Статистика свидетельствует о крупном дефиците. Такая тенденция грозит стране катастрофой.

«Вчера мы слышали, что у нас есть потенциал, есть задел. Вот только ничего у нас нет. Пора услышать этот гром. И давайте уже что-нибудь сделаем», — считает Кирилл Варламов.

Главная задача сейчас — найти баланс между теми знаниями и компетенциями, которые нужны не только сегодня, но и которые будут востребованы от каждого завтра.

Вечные студенты

После осознания того, какие навыки требуются от сотрудника компании в XXI веке, логично встает вопрос, как этому научить. Сегодня бизнес открыто заявляет о несоответствии уровня подготовки выпускников и требований работодателей. Отставание системы образования от нужд бизнеса отмечают как представители крупных компаний, так и эксперты. Рынок меняется очень быстро, учебные заведения просто не успевают подготовить специалистов, обладающих необходимыми навыками для сегодняшних реалий в рамках существующей системы.

«Технологии сегодня настолько быстры, что если три года назад мы обсуждали с руководителями вузов большую потребность в специалистах, которые только-только появлялись на рынке, нам казалось, этих специалистов будет требоваться огромное количество, то сегодня, по истечении трех лет, мы видим, что появились огромные технологии, которые позволяют в значительной мере уменьшить объем требований к этим специалистам. Появились математические модели, которые позволяют обучать другой модели. Из ручного труда это перешло в более рутинную форму. И мы видим, что появились совершенно новые требования, совершенно новые знания, навыки, к этому опять-таки наше образование не готовит», — отмечает Герман Греф.

Недовольный качеством образования выпускников бизнес взял инициативу в свои руки. Все крупнейшие компании России инвестируют в образование, считая это важнейшим стратегическим направлением работы.

По данным исследования рекрутингового портала SuperJob.ru за 2016 год, из 729 опрошенных компаний 58% тратят в среднем менее шести тысяч рублей в год на обучение одного сотрудника и лишь 5% — более 24 тысяч рублей.

Инвестирование может происходить в нескольких направлениях: обучение собственного персонала либо подготовка студентов. Кто-то отдал этот вопрос на аутсорсинг, подключив бизнес-школы и вузы. Самые крупные корпорации обучают своих сотрудников в собственных университетах. Образовательные инициативы входят в число важнейших стратегических направлений работы таких компаний, как Ростех, Сбербанк, «Газпром», СИБУР, Ростелеком, Роскосмос. В РЖД выстроена целая система непрерывного образования, которая начинается с детского сада и заканчивается учебным центром и корпоративным университетом.

Несмотря на работу крупнейших компаний в области обучения персонала, продолжается поиск идеальных сотрудников. По мнению некоторых экспертов, корпоративные университеты, как и многие другие услуги, будут полностью переданы на аутсорсинг.

«Аутсорсинг бизнес-процессов — один из массовых трендов на рынке. Но он пока только набирает обороты и в ближайшие десять лет будет расти. Обеспечить полностью своими силами высокое качество реализации всех бизнес-процессов достаточно сложно, поэтому компании будут обращаться к подрядчикам. Сами же будут фокусироваться на профильных бизнес- процессах», — комментирует руководитель Smart HR-Consulting и HR-tv.ru Гоар Ананян.

Решение проблемы кадрового голода кажется невозможным без обновления системы стандартизации образовательных процессов, но и здесь не все так однозначно.

13

Во-первых, необходимо найти качественные измерители адекватности образовательного процесса. На данный момент очевидного ответа на этот вопрос не существует. Сегодня этой темой занимается фонд «Иннопрактика».

Во-вторых, стандартизация требует специализации. В 2012 году Минтруд и Национальный совет при Президенте России по профессиональным квалификациям занялись разработкой системы с новым подходом выстраивания профессиональных квалификаций. С их помощью работодатели и потенциальные работники смогут оценить уровень квалификации, необходимый для выполнения тех или иных видов деятельности. Образовательные же организации на основе профессиональных стандартов разработают и изменят программу обучения.

Но и здесь встает вопрос, как стандартизировать обучение технологиям, которые, возможно, еще не изобретены, но появятся в ближайшее время?

«Вообще стандарты — вещь такая, с одной стороны, необходимая, с другой — опасная. Потому что по этим стандартам можно заставить всех учить то, что завтра никому не будет нужно», — высказывает мнение первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов.

Времени действительно нет. Поэтому некоторые аналитики предлагают работать с теми процессами, с тем обучением и программами, которые существуют в вузах. Для этого нужно создать близкую связь между работодателями и образовательными учреждениями.

Что остается в сухом остатке самим кадрам. В XXI веке, чтобы оставаться конкурентоспособным на рынке труда, нужно соответствовать хотя бы некоторым параметрам модели идеального сотрудника, несмотря на постоянно меняющиеся стандарты и потребности компаний.

Выход один — обучение должно быть непрерывным. Современные технологии не только ускоряют процессы, но и делают ранее уникальные возможности более доступными. Сегодня есть возможность получать практически любую информацию, где бы человек ни находился. В Сети существует большое количество образовательных проектов как российского, так и международного уровня, всевозможные семинары, мастер-классы. Дистанционное обучение дает доступ к сотням курсов, которые выкладывают десятки лучших учебных заведений мира. По данным аналитиков, в Интернете насчитывается примерно пять миллионов подписок на всевозможные онлайн-курсы.

«В будущем классов не будет. Весь мир — класс. В будущем каждый будет изучать свою собственную дисциплину. Подключаетесь к Сети, включаете свое устройство и проходите программу своим темпом. Это будет комплексное обучение, не такое, которое предлагалось раньше. Мы называем это смешанным обучением. Мы уходим от ситуации, когда преподаватель стоял перед вами и читал вам лекцию. Вы изучаете основные факты, ищете их в Сети, приходите в класс и там уже обсуждаете все это. Вы получаете базовые концепции в Сети, а затем вы тратите сотни часов на расширение ваших знаний и на поиск ответов на вопрос», — уверен президент AMBA сэр Пол Джадж.

Автор: Дарья Кичигина

Категория: Статьи

Новости по теме:

Индустриальный пейзаж

Как ускорить процесс внедрения инновационных технологий в промышленное производство? Минпромторг РФ считает, что с помощью популяризации уже добившихся успеха практик. Именно с этой целью в 2014 году учреждена Национальная промышленная премия «Индустрия». С тех пор она вручается ежегодно на выставке ИННОПРОМ в Екатеринбурге и дает возможность распространить успешные решения.

Устоять в будущем

16 января на Гайдаровском форуме — 2015 «Россия и мир: новый вектор» состоялась торжественная церемония награждения финалистов IV Всероссийского конкурса «Молодые профессионалы устойчивого будущего России», на которой назвали лучшие научно–исследовательские и проектные работы студентов и аспирантов. Конкурс проходит уже четвертый год подряд. Как отмечают эксперты, он помогает талантливым, заинтересованным в процветании страны молодым людям динамично двигаться по пути профессиональной самореализации, привлекая необходимые ресурсы для разработки своих идей и проектов. О важности кадрового резерва, работе Платформы «Устойчивое будущее России» и перспективах для талантливой молодежи — в комментариях экспертов Журнала Стратегия.