Клетки на вынос

коридор

В России ситуация с донорской кровью стабилизировалась. Теперь специализированные службы меняют стратегию – привлекают постоянных клиентов.

В банке Центра крови ФМБА хранится 56 000 мешков с плазмой. Если бы мы жили в идеальном мире, то по одной дозе – 300 миллилитров – могли бы получить 56 000 человек. На деле в лечебную сеть выпустят гораздо меньше свободной от клеток жидкой крови, значит, кто-то недополучит спасительную плазму. Часть ее отправится на утилизацию, часть будет обработана с помощью крайне дорогого метода, затратного настолько, что, по словам главного врача Центра крови Софии Голосовой, для вирусинактивации всей имеющейся в учреждении плазмы не хватит годового бюджета Центра.

анализ

После взятия крови – донации – в лабораториях определяют группу, резус‑принадлежность, фенотип крови, проводят биохимические исследования и скрининг маркеров гемотрансмиссивных инфекций, то есть компоненты проверяют на ВИЧ, гепатит B, гепатит С и сифилис. Но и в этом случае плазму не поставляют больному. Она должна пройти карантинизацию – после шести месяцев хранения плазмы при температуре 30 градусов ниже нуля донор подтверждает повторным анализом или донацией отсутствие вирусов в организме. Если человек не приходит в течение трех лет, плазму утилизируют или проводят вирусинактивацию. Это метод обработки жидкой крови метиленовым синим. Он выявляет вирусы, на которые организм еще не выработал антитела, и обеспечивает дополнительную безопасность для больного. Понятно, что активируют далеко не всю плазму.

система

Во всем мире сложилась практика привлечения повторных доноров. Главный мотив – безопасность для пациента. Это не значит, что впервые пришедшие доноры не нужны. Задача в том, чтобы заинтересовать их прийти снова.

«Человек, который приходит к нам постоянно, знает и правила игры, и требования, которые предъявляются, он по-другому готовится к сдаче крови. Эти люди следят за своим здоровьем. Формируется другая психология», – говорит София Голосова.

Портрет донора за последние несколько лет стал другим. Сейчас в клиники приходят в основном молодые люди, которые ведут активный образ жизни. Изменилась и мотивация. Если в 90-е годы ситуация в стране заставляла сдавать кровь на платной основе, то сегодня популярна безвозмездная кроводача.

Безвозмездно, то есть даром, – это только для донора. Объем расходов медучреждений, осуществляющих забор крови и ее компонентов, гораздо внушительнее, чем стоимость донации за деньги. К одноразовым материалам, особым условиям хранения, утилизации, аппаратуре, которые естественно применяются в обоих случаях, при бескорыстной кроводаче добавляются затраты на агитацию и пропаганду, организацию масштабных акций, сувениры для доноров.

в кресле

В 2015 году бюджет Центра крови ФМБА, ответственного в том числе и за федеральную программу пропаганды донорства, урезали на 10%, в 2016 году ситуация повторилась, кроме того, государство сократило расходы на саму пропаганду. Но и в таких условиях Центр остается одним из самых современно оборудованных учреждений в стране. На высокотехнологичных аппаратах забирают только компоненты крови: тромбоциты и плазму. Цельную кровь привозят лишь выездные бригады, которые организуют массовые донации в коммерческих организациях. Как говорит главный врач Центра, тенденция сотрудничества с бизнесом начала проявляться только в последние годы. Привезенную кровь сразу отправляют в лабораторию для анализа, фильтруют от лейкоцитов и тромбоцитов, фракционируют в центрифугах при 4200 оборотах в минуту, а затем разделяют на чистую плазму и эритроциты. Жидкая кровь отправляется в хранилище, красная – на заморозку и в криобанк. Там редкие группы с отрицательной резус-принадлежностью могут храниться до 10 лет. Срок годности эритроцитарной массы «популярных» групп – всего 42 дня. Тромбоциты, сданные донорами, требуют другого подхода.

«Тромбоцитоферез – высокотехнологичный процесс. Процедура занимает 1,5–2 часа в зависимости от физиологии донора, его анализа крови, изначального количества тромбоцитов в крови. Мы берем дозу, которая хранится пять суток, поэтому не можем наделать впрок. Переливание тромбоцитов имеет высокий результат у больного, но достаточно дорого стоит забор и хранение материала. Раньше, чтобы собрать порцию тромбоцитов, приходилось искать шесть доноров с одной группой крови, резусом. Сейчас этот объем забирается от одного донора на специальном аппарате. Риски по заражению минимальны», – уточнил заведующий отделением заготовки и фракционирования крови, врач-трансфузиолог Центра крови ФМБА Ярослав Глазов.

фильтрация

В техническом регламенте по безопасности, которому подчинена вся работа служб крови, есть требование, по которому все, что соприкасается с донором, должно быть одноразовым. Начиная от скарификатора, которым прокалывают палец для взятия крови на экспресс-анализ, до систем для забора крови. Трансфузиологи уверяют, что безопасность донора обеспечена на 100%.

«Больше вопрос стоит не о донорах, а о сотрудниках. Они работают с потенциально инфицированной кровью, поэтому контакты с ней исключены в принципе», – прокомментировала София Голосова.

Случаи заражения пациентов ВИЧ главврач связывает с человеческим фактором на этапе переливания: несоблюдение норм, невнимательность, халатность.

Фото предоставлены Центром крови ФМБА

Автор: Галина Федорова

Категория: Статьи, Фотоновости

Новости по теме:

С места в карьеру

Крупные мировые компании ищут ответы на глобальные вызовы и ведут активную борьбу за кадры. Представители российских компаний поделились своим опытом в этих вопросах с читателями Журнала Стратегия. В качестве зарубежного эксперта выступил главный редактор Via Satellite и Avionics.

Заявить об успехе: как инновации становятся известными

Лучшие высокотехнологичные компании России назовут на Форуме «Открытые инновации». Четвертый год подряд РВК и АИРР поздравляют победителей рейтинга «ТехУспех». Эрмитаж, миноносцы британских ВМФ, LEGO — далеко не полный список объектов, которым лидеры «ТехУспеха» поставляют свою продукцию.